Иголки

(no subject)

Уважаемый собеседник!..
Для меня ЖеЖе - это действительно две Же - возмоЖность высказаться, когда что-то в жизни меня задевает, и возмоЖность узнать, а что из происходящего волнует других.
В высказываниях я стремлюсь к краткости, в общении к взаимопониманию, в остальном себя не ограничиваю, если не считать правила хорошего тона и тому подобное.
Некоторые мои словосочетания мне по-человечески дороги.
Семейные воспоминания: Дед Саша, Евангелие, Бабушка Надя о войне, Встреча, Медовый месяц, Один день бюрократа.
Рассказы (которые можно читать для поднятия настроения. Можно, конечно, и не читать, но тогда я хорошего настроения вам не гарантирую!): Дракон, Есенин, Ёлка, Фрэшкинглюк, Небо, Обезьяны, Мона Лиза, Лягушка, Шарфик.
Летопись Лабутляндии: Лампочки, Халигалия, Мётлы , Хитрый ход.
Повесть в фрагментах: Семинар поэтов.
Случаи: Кошелек , Мобильник, Люстра, Отец Николай, Стремительный, Ночной гость, Минута славы.
Небольшие рассказы о разном: Интервью, Поток жизни, Зюм вечности, Слепой.
Иголки

Контрасты карантина

Наблюдения прошлой недели, сейчас только из окна.

* * *
На одном берегу Яузы вдоль цоколя многоэтажки безмолвная длинная на несколько часов очередь человек в 20 – все в масках, разреженная на дистанцию случайного кашля, тянется к дверям лаборатории платных анализов, а перейдешь реку – буквально в 100 метрах от масок плотоядно возбужденная, сплоченно галдящая группа в таком же примерно количестве страждущих шашлыка вокруг дымящегося мангала.

Самоизоляция против коллективного иммунитета. Чья возьмет.

* * *
Шел по набережной… навстречу рассекает независимой походкой большой бесхозный пёс, свернул налево к реке… мне прямо, о псе, конечно, уже не думаю, Collapse )
Иголки

Они приходят, не спросясь

Сегодня день рожденья мой –
я вам открыт для поздравлений,
для вас я вроде не чужой,
так что пишите без зазрений.

Не возражаю, чтоб и тост
вы в честь меня провозгласили,
а если вдруг блюдёте пост,
то просто так благословили.

Пока объявлен карантин,
о личной встрече не мечтаю,
но с вами я, я не один –
онлайн я этот день встречаю.
Иголки

С праздником, дорогие и невероятные!

Весной приходит просветленье
в её восьмой по счету день,
когда мужское населенье
спешит с цветами набекрень.

Оно весь год копило силы
для этого, представьте, дня,
свою любовь в себе носило,
от сглаза видимо храня.

И вот вываливает разом
безумно, щедро, от души
и смотрит восхищенным глазом –
как все сегодня хороши!
Иголки

«Те, кому никто не верил» Мария Блинкина-Мельник

Есть книги, которые приятно взять в руки, полистать, порассматривать и, уже почувствовав расположение, начать читать: один рассказ, другой, не останавливаясь, до последней страницы. Такова книга Маши sumka_mumi_mamy, вышедшая в Объединенном гуманитарном издательстве. И хотя главное в книге, безусловно, тексты, здесь они еще и так удачно преподнесены, огранены средствами книжной графики, что книга сама по себе становится художественным явлением. Что, согласитесь, в наше время большая редкость.

Рассказы разнообразны по жанру, они собраны в небольшие отделы – помимо основного – реалистического, здесь есть «магический реализм», научная фантастика, литературная пародия, сатира, антиутопия, и несмотря на такую, казалось бы, пестроту, стилистически они выдержаны в одном тоне, поэтому ни один не выпадает из общего впечатления, а его – общее впечатление – я бы, если коротко, определил как «тихая радость».

Кажется, что каждый рассказ автор писал с улыбкой на лице, и этим настроением невольно проникается и читатель. Только не подумайте, что это чисто развлекательное чтение, ко многим рассказам можно предпослать подзаголовок «Дороги, которые нас выбирают». И первое, что делаешь, отложив книгу, это начинаешь думать, а какое событие (впечатление, черта характера) определило мою собственную жизнь? Краткость большинства рассказов компенсируется их насыщенностью, они освобождены от какой-либо тяжеловесности, сосредоточены на главном, так что возникает ощущение, что прочитал не рассказ, а роман, пролистнув описания природы и передвижения войск.

Одно огорчает – книга быстро заканчивается, и сколько еще придется ждать продолжения из-за океана неизвестно.
Иголки

Фото 2019 года

Просмотрел свои фотки за год и выбрал более-менее интересные помесячно.
Январь
Охота на Борисовке (Борисовка, кто не знает, - приток Сукромки, впадающей, в свою очередь, в Яузу, и всё это действо происходит прямо на наших глазах в Мытищах).

Collapse )
Иголки

Околокультурные впечатления 2019 года

Книги
То, что запомнилось больше всего: две парные книги – уж так получилось. Первая пара военная: два американца, два друга, два фронтовика написали не сговариваясь и без всякого пафоса две антивоенные книги:
«Бойня №5» Курт Воннегут (который, конечно, одной антивоенной темой не ограничивается, производя постоянное смещение планов, скачки во времени, отправляя персонажей к инопланетянам, перемешивая вымышленное и мемуарное и образуя смесь невероятной интенсивности вкуса) и
«Поправка-22» Джозеф Хеллер – гротеск, реальность, переходящая в фантасмагорию, о попытке человека остаться самим собой, да просто остаться в условиях, когда весь мир хочет тебя уничтожить.

Collapse )
Иголки

Новогодний квадриптих

Погружаясь в нарастающую суету последних дней уходящего года, спешу заблаговременно поздравить всех с наступающим дважды двадцатым годом!
И пожелать, чтобы всё хорошее, что у нас есть, в новом году преумножалось, расширялось и углублялось так, что для плохого просто не осталось бы места!

По традиции стишок, а вернее четыре, учитывая четверную сущность наступающего года.

1. Напрасны пени и стенанья,
идет, не спрашивая званья
и разрешенья, Новый год –
солнцевращенья вечный плод.
А ядовит он или сладок,
ущерб являет иль достаток,
о том узнаем мы потом,
его надкусывая ртом.


Collapse )
Иголки

Еще три выставки уходящего года

«Русский Йорданс» в Пушкинском.
Выставка уже закончилась, поэтому можно рассказывать о ней не обинуясь, без опасений быть пойманным на слове и выведенным на чистую воду.
На самом деле там предлагался не только Якоб Йорданс (1593-1678), но и его мастерская, которая очень сильно с ним разнится, хотя бы и русским. По свидетельствам очевидцев, Йорданс только намечал общий контур будущего изображения для своих работников кисти и мастихина, но случившиеся у тех огрехи и невнятности потом не исправлял, как, например, делал это в своей мастерской его знаменитый современник Рубенс (1577-1640).
Но обратимся непосредственно к виновнику интереса. Вот его русские (недавно атрибутированные) «Мелеагр и Аталанта» (1617-1618).

Collapse )