chugaylo (chugaylo) wrote,
chugaylo
chugaylo

Category:

Письма Иннокентию Всеволодовичу (1)

Под действием еще неостывших южных впечатлений вдруг у меня начала складываться история в письмах. Почему-то от имени женщины.

"Здравствуйте, Иннокентий Всеволодович!

Спасибо за открытку! Спешу уверить Вас в своем полнейшем алаверды и сообщить, что добралась я от берегов Черного моря благополучно, если не считать мелких деталей, а именно сломанной ручки чемодана. Да-да, той самой ручки, за которую Вы любезно катили мой переполненный курортными впечатлениями походный кофр к автобусу, а потом душевно махали мне на прощание.

Если быть совсем точной, к чему призывает нас пословица о вежливости королей, ручка эта не то что бы сломалась, но ВЫДВИНУЛАСЬ, да, выдвинулась больше, чем полагается. Больше ровно на столько, чтобы ей хватило отделиться от чемодана. Но это, как Вы понимаете, было только полбеды, вторая половина беды заключалась в том, что ЧЕМОДАН ОТДЕЛИЛСЯ ОТ РУЧКИ и с характерным плеском плюхнулся в лужу.

Вам следовало бы к нам приехать и посмотреть на эту лужу! Это всем лужам лужа и разливается она примерно в одно и то же время года перед моим домом широко и вольно – с гордым чувством местной достопримечательности она разливается. Тогда автобусы меняют свои маршруты, чтобы не завязнуть навсегда в этой жирной жиже, бабушки не выводят своих внуков на прогулку, дабы те не сгинули ненароком в мутных глубинах этого нерукотворного озера, а перелетные птицы из числа водоплавающих иногда сотнями спускаются на эту водную гладь с намерением сделать передышку и подкрепиться перед решающим броском к местам ежегодной зимовки.

Короче говоря, пока я с удивлением рассматривала совершенно целую на вид и абсолютно ни с чем в данную минуту не связанную ручку в моей руке, чемодан плавал в луже, укоризненно поглядывая на меня цветными наклейками, которые так Вам нравились. Не буду рассказывать, как я вылавливала чемодан из этой серой бездны, как волочила, обняв, по лестнице на пятый этаж, как горевала потом над некоторыми особенно дорогими мне вещами, подмоченными просочившейся уличной жидкостью. Всё это уже позади и кто старое помянет, тому, как известно, сами знаете, что.

Гораздо важнее другое: что мы с Вами встретились, что пишем друг другу, питаемся мыслями один от другого и так далее. Свои санаторно-курортные впечатления я утрясла в две воображаемые коробки. В одну поместила впечатления «ПОЛНОГРУДНЫЕ», то есть те, которые нужно впитывать полной грудью. К ним я отношу безудержное южное солнце, необъятное нежное море, освежающий вечерний кефир, громоподобно коломый Вами граненым стаканом об стол орех-фундук, пинг-понг, в который Вы терпеливо учили меня играть, пока я не получила шариком в лоб и не успокоилась, упоительные танцы под звездами и многое другое, что я уложила в эту первую коробку с грустной улыбкой, означающей, что это было прекрасно, но прошло.

В другую же коробку я отрядила впечатления «ВОСПАРИТЕЛЬНЫЕ», то есть те, что заставляют душу воспарить и витать, витать в отрыве от земли, но вполне устойчиво. Это наше общение, это Ваш одухотворенный образ, который стоит у меня перед глазами, пока душа витает Бог знает где, и не хочет растворяться. И если посчитать, то получается, Вы заполнили собой вторую коробку чудеснейших впечатлений юга полностью и еще примерно половину первой.

Я подумала, что Вы должны это знать. Нет, Вы можете, конечно, и так догадываться – это Ваше личное дело, а моё дело сказать Вам об это прямо и исключающим иные трактовки образом.

Что я и делаю, Ваша Даша.
Tags: письма, рассказ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments