chugaylo (chugaylo) wrote,
chugaylo
chugaylo

Трудный выбор

Предыдущий рассказ об Анри здесь


– Ну и что ты на это скажешь? – спросил Анри Четырнадцатый, кивнув головой в сторону закрывшейся за Министром по делам остальной Ойкумены двери.

– По поводу Халигалии? – уточнил герцог Горацио.

Как обычно во время утреннего доклада, он располагался в некотором отдалении от трона за изящным столиком из красного дерева. Обе руки герцога порхали над шахматной доской, поправляя красивые резные фигуры. – Вы же знаете мой жизненный принцип, мон шер: если два дурака машут кулаками, это еще не повод изображать из себя третьего.

– То есть, ты предлагаешь не вмешиваться? – переспросил Анри и решительно вышагнул королевской пешкой, он всегда пользовался привилегией монарха – сделать первый ход. Белые начинают и выигрывают!

– Цинандалия вправе стукнуть кулаком и вернуть под свое крыло взбунтовавшуюся провинцию. Не то же ли самое Вы, Ваше Величество, проделали недавно с одной из наших непокорных окраин?

– Ты путаешь божий дар и яичницу. Тогда речь шла именно о яичнице, которую хотели приготовить из моих подданных обнаглевшие бандиты.

– Я сильно подозреваю, что король Цинандалии практически теми же словами думает о СВОЕЙ мятежной области, – хмыкнул герцог.

В партии тем временем завязалась напряженная позиционная борьба за центр. На каждый ход конем своего венценосного противника герцог находил ответ в лице слона или ладьи. Анри орлиным взором осматривал доску, выискивая возможность для неожиданного удара, фигуры он переставлял резко, энергичными, хищными движениями.

– Но что нам король Цинандалии? Должны ли мы думать о нем в ту минуту, когда на кону стоят сотни жизней ни в чем не повинных людей!

– Мне кажется, что степень э-э-э… Вашей тревоги за жизни этих бедняков не соответствует грозящей им опасности, – задумчиво произнес Горацио и вывел из-за пешечного редута своего ферзя. – Единственный, кого это может коснуться, а вернее – ударить, и даже, возможно, потрясти до глубины души – самозваный принц Халигалии,

– Некоторый?

– Почему некоторый? Вполне конкретный.

– Это у него имя такое халигальское, непривычное для нашего слуха – принц Некоторый, – нетерпеливо пояснил Анри.

– А, ну да, для некоторого принца Некоторого вторжение Цинандалии может плохо закончится, а для остальных… Ну, большая ли разница людям какому правителю платить налоги и чей из них портрет лицезреть на главной площади во время всенародных праздников?

– Ты не в курсе, Горацио. У этого Некоторого целая армия. Мы сами поставляли ему оружие. Теперь ты понимаешь? Мы в ответе за тех, кого приручили! – И король бросил в прорыв крайнюю пешку.

– Точнее было бы – мы в ответе за тех, кого вооружили, – пробурчал Горацио. Увлекшись борьбой за центр доски, он просмотрел маневр короля на фланге и теперь ума не мог приложить, как остановить этот пешечный прорыв.

– Ты пойми главное – в международных отношениях нельзя себя никак не вести. Нужно использовать любой повод, чтобы напомнить о своем государстве. Чтобы не переспрашивали все каждый раз, услышав название нашего королевства: «Как вы сказали – Лабутляндия?», не крутили глобус, выискивая его местоположение, а тут же менялись в лице и восклицали: так это те сукины сыны, которые помогли Халигалии отделиться от Цинандалии!

– То есть они и меня будут сукиным сыном считать, мой государь?

– Непременно, Горацио, непременно. Но разве лучше, если бы они стали считать тебя шкурой убитого медведя, о которую можно вытирать ноги?.. Вам шах, уважаемый! – торжественно провозгласил Анри.

– А у меня есть выбор?

– Ммм…

– Между сыном и шкурой?..

– Получите свой мат, пожалуйста!..

– Вижу, что выбора уже нет, – вздохнул Горацио и начал расставлять фигуры для нового шахматного сражения.
Tags: Анри, рассказ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments