February 15th, 2015

Иголки

Дирижерская чакра

В день всех влюбленных в Мытищи приехал Национальный филармонический оркестр, правда, без своего отца-основателя. Дирижировал Владимир Симкин, похожий на Спивакова не только именем, но и внешне. И он устроил праздник! Глядя на его энергичную манеру управления музыкантами, на его раскачивания и изгибы, на ходившие взад-вперед плечи и вверх-вниз руки, фехтовальные – с правой – и боксерские – с левой – выпады, иногда столь размашистые, что дирижера разворачивало раскрасневшимся лицом к зрителям, у нас порой создавалось впечатление, будто оркестранты только дают голый звук, а в музыку вальсов, полек и маршей семейства Штраус он – звук – превращается непосредственными усилиями дирижера, музыка рождалась из воздуха у нас на глазах под взмахами волшебной палочки экспрессивного маэстро.

Эта самая палочка к концу первого же номера, вальса «Венская кровь», так разогрелась, что вылетела из руки дирижера в направлении второй скрипки. Скрипач ловко отразил её смычком, видимо, готовый к подобному развитию событий. Этому скрипачу досталось еще раз, когда Симкин вылил ему под ноги воду из свистульки после исполнения польки «Кукушка и соловей».

Сюрпризы сыпались из дирижера один за другим – то он облачался в кожаный фартук и начинал увлеченно стучать молотками по наковальне (полька «В кузнице»), то фасонисто размахивал круглыми часами на цепочке (полька «Тик-так»), то свистел в свисток, недвусмысленно побуждая оркестр сыграть польку «Без тормозов». И лишь при исполнении польки «На охоте» он доверил стрельбу из пистолета по ходу пьесы специально обученному человеку. Вероятно, из соображений безопасности.
Нашел в сети запись этой польки в интерпретации Спивакова.


В антракте к нам подошла знакомая Светы, увлекающаяся йогой.
- А вы знаете, кто живет дольше всех? Правильно, дирижеры. А почему? Они же постоянно раскрывают верхнюю сердечную чакру! Часто ли мы так машем руками?

Закономерным финалом концерта стала сломанная дирижерская палочка – это произошло после её вторичного вылета из руки маэстро уже на бисовом Марше Радецкого.

Публика была в восторге, единственная печаль – зал не был заполнен, а концерт-то получился по-настоящему праздничным.