chugaylo (chugaylo) wrote,
chugaylo
chugaylo

Categories:

Дед Саша. Часть 1. В людях

Давно хотел написать о своем деде – Александре Дмитриевиче, тем более, что есть его воспоминания, записанные моим отцом. Дедушка Саша был незаурядным человеком – великого мужества, неуемной энергии, упрямый, увлеченный жизнью, всегда находивший возможность пошутить. «Саша! Я никогда не могу понять: когда ты серьезно говоришь, а когда нет!», – бывало жаловалась ему Марья Петровна, хлопотавшая на кухне с обедом для нас, внуков, приехавших к ним в гости на "Весеннюю".

На меня дедушка повлиял не только генетически, был один эпизод, непосредственно с ним связанный, который фактически стал отправной точкой моего развития. Ценнейшее его качество – он никогда не учил жить, не пускался в нравоучения, если что-то ему не нравилось – просто говорил, что не нравится, а дальше – твоё дело. Общаться с ним было – огромное удовольствие.

Жизнь его не уместить в один пост, поэтому собираюсь сделать серию не очень больших по объему публикаций, надеюсь, вам будет интересно и не очень утомительно.

Родился дедушка Саша 15 декабря 1918 года, но история о нем будет неполной, если не сказать несколько слов о той цепи событий, которая предшествовала его появлению на свет. Первое звено этой цепи, дошедшее до нашего времени, залегает в Москве, где служил почтовым ямщиком дед дедушки Саши, мой прапрадед Тихон. Он рано умер (примерно в 1890-м году), прожив 30 лет и оставив сиротами двух сыновей – Владимира и Дмитрия.

Тихон был выходцем из деревни Каменка Калужской губернии, места примечательного тем, что расположено оно неподалеку от Шамордино, известного женским монастырем, основанным в конце 19-го века знаменитым Оптинским старцем преподобным Амвросием. Восстановленный после рассеяния советской власти монастырь сейчас называется – Казанская Свято-Амвросиевская женская пустынь . Интересно, что строился монастырь на деньги известного чаеторговца Сергея Васильевича Перлова, одного из продолжателей династии Перловых, именем которой названа наша платформа Перловская. Оттуда я ежедневно отправляюсь на электричке в Москву.

В Каменке существовала традиция: мальчиков, рано лишившихся отца, отправляли в разные места Российской Империи, а конкретно – в Крым (Алушта, Алупка), Одессу или Москву. Жестокий по отношению к детям обычай, позволявший крестьянской общине в условиях малоземелья избавляться от лишних ртов. Старшего из братьев Митю (моего будущего прадеда) отправили в Москву, а младший пятилетний Владимир остался с мамой в деревне.

Мите было 7 лет, когда он оказался в учениках у булочника Филиппова , прославленного впоследствии Гиляровским в его знаменитых «Москве и москвичах» (эта хрестоматийная история про таракана в сайке, обернувшегося изюмом, «И очень просто!»). Начинал Митя разносчиком булок, потом стал рабочим, пекарем, приказчиком, а, накопив первоначальный капитал, открыл собственное пекарское дело.

Помню рассказ дедушки Саши о тех временах, когда его отец только начинал свое восхождение по хлебопекарной стезе. Способ транспортировки свежевыпеченного в те плохо механизированные годы был прост: блюдо с горой булок водружалось на макушку ребенка, и вот, придерживая одной рукой сдобный груз, а другой расчищая себе путь, маленький хлебоноша устремлялся в торговую лавку, может быть, на другой конец города, заменяя собой современный фургон с надписью «Хлеб» на боку. Дмитрий Тихонович на старости лет любил демонстрировать свою голову, утверждая, что, нагружаемая с детства такой тяжестью, она стала приплюснутой.

Необычная форма черепа не помешала моему прадеду в годах примерно 1903-1905-х жениться на односельчанке Афониной Татьяне Григорьевне. Дмитрию Тихоновичу пришлось побороться за Татьяну. Она была девицей дородной, выше его ростом и к тому же мечтала выйти замуж за другого. Ей пришлось подчиниться воле своего отца. Семья поселилась в Москве, на Серпуховской улице, там в 1909 году родился их первенец Дмитрий. Всё шло своим чередом вплоть до известных событий 1917 года.

Дедушка Саша очень скептически относился и к революции (называл её переворотом), и к советской власти в целом, про которую говорил, что это была «сила, угнетающая всё живое и здоровое, искажающая истинную природу человеческих отношений». Он имел веские основания для таких слов, о чем будет рассказано в своё время.

А пока, уберегаясь от голода и погромов, Татьяна Григорьевна была вынуждена зимой 1918 года вернуться в свою родную деревню в купленный по этому случаю маленький старый домик. Там, в Каменке, и появился на свет мой дед Александр Дмитриевич. Впоследствии, в 1922 году, здесь же родился младший брат Иван. Всего же у Татьяны Григорьевны и Дмитрия Тихоновича было 9 детей, шестеро из них умерли в раннем детстве, как предполагал дедушка Саша, от скарлатины.

Продолжение следует.
Tags: воспоминания, дед Саша
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →