chugaylo (chugaylo) wrote,
chugaylo
chugaylo

Categories:

Дед Саша. Часть 6. Начало войны.

Первая часть и предыдущая часть, в которой рассказывается о жизни семьи перед войной и рождении моего отца.


Александра Дмитриевича, только что ставшего отцом, направили в апреле 1940 года служить в город Владимир в 144 стрелковую дивизию, которая была выведена с финского фронта, в школу полковой артиллерии.

Дедушка рассказывал о своей военной учебе и первых месяцах войны так:
«С первых армейских дней я получил уроки дисциплины. Меня и еще двоих новобранцев в столовой посадили за стол, где был расставлен обед на 4-х человек, и мы все съели, за что старшина дал внеочередные наряды на работы.

В другой раз я обнаружил в еде червяков и отказался есть, подняв шум. Меня вызвали к политруку, и тот пригрозил трибуналом за призыв к неподчинению. После этого я возненавидел армейский режим с его муштрой и несправедливостью. Вероятно, из-за моих провинностей я не попал в группу солдат, направленных к финской границе для сбора тел погибших в финской кампании зимой 1939-40 годов.

Помню, что когда возвращались из этой командировки, им давали отпуска и двое из отпуска прибыли с опозданием, за что их судили военным трибуналом в соответствии с приказом наркома Тимошенко. Им дали 8 и 10 лет тюрьмы и одного, грузина, мне поручили конвоировать в Павловск-на-Оке.

Школу я закончил с отличием, получил образование артиллериста-командира противотанковой пушки калибра 45 мм (сорокопятка). Мне присвоили звание старшего сержанта. Боевой расчет состоял из 4-х бойцов, придавались одна или две лошади для перевозки пушки и снарядов.

В мае 1941 г. нас перевели в г. Ковров в летние лагеря. Когда проводили учения, нам приходилось передвигать вручную по песку пушку и снаряды на расстояние до 5 км.

В 1940 г. был приказ наркома обороны, разрешающий командирам применять к подчиненным физическую силу. Один солдат заболел, не смог утром слезть с верхней кровати, и помощник командира взвода старший сержант стал его насильно сталкивать, что нас возмутило. Мы стали протестовать, и он прекратил, больше у нас такого не было.

Перед войной нам сократили пайки. В армии до войны я бросил курить.

В армии мне неоднократно предлагали вступить в партию и стать офицером (лейтенантом), но я отказывался вступать в ВКП(б), цитируя Ленина «коммунистом можно стать только тогда, когда овладеешь всеми знаниями, которое приобрело человечество». Мне не хотелось быть командиром. Когда у солдат время для отдыха, командир должен готовиться к очередным занятиям, вести конспекты, а старший должен проверять их. Правда, у нас не проверяли.

Из нашей дивизии лучших солдат и командиров направляли для укомплектования новой западной границы.

22 июня мы занимались чисткой оружия, и объявили о выступлении наркома иностранных дел Молотова В.М. о нападении фашистов. Что будет война, я ожидал, и еще раньше писал Насте, чтобы заготавливала сухари.

Объявили боевую тревогу, выдали снаряды, и мы поехали через Москву с Курского вокзала на Западный фронт. Командиром дивизии был участник гражданской войны генерал-лейтенант Пронин. Проезжая ст. Гривно, я сумел бросить на обочину письмо домой, и оно попало к Насте.

В военной школе я хорошо изучал тактику, и это пригодилось. После Брянска наш эшелон бомбили, снаряд разорвал командира взвода. При бомбежке я отбежал от состава, лег в канаву, лежал, сжавшись, земля качается… Встал, только когда все закончилось. Во время бомбежки кто-то пускал ракеты, обозначая состав, видимо, были диверсанты.

Дальше к фронту мы двигались своим ходом. Как-то раз я упал с лафета орудия и нога попала под колесо. Я испугался не столько за ногу, сколько за то, что признают симулянтом. Были случаи самострелов (боец ранил сам себя), чтобы попасть в госпиталь и комиссоваться. Таких судили, и у нас одного солдата с Урала расстреляли.

Мы дошли до белорусского города Мстиславля. Нам поставили задачу обнаружить десант в наш тыл, выброшенный фашистами с самолетов (пехота и легкие танки), мы двигались ночью, а рано утром увидели фашистов, развернули пушку и открыли огонь, чтобы наши основные части узнали, что враг обнаружен. Орудие заклинило после нескольких выстрелов, фашисты пошли на нас, стреляя трассирующими пулями, и мы побежали, а пули визжат, сверкают их трассы, страшно! Я добежал до большой бетонной трубы диаметром 1,2 метра под дорогой в лощине и притаился.

Подбежал фашист к другому концу трубы и стал сверху стрелять в нее из автомата. Немцы были вооружены автоматами, а не тяжелыми винтовками. Я не пострадал, выскочил и убежал на поле с овсом, залег. Была жара, рядом проходили немцы, слышал разговоры, где-то полз танк, потом налетели наши самолеты и обстреляли фашистов, те разбежались, и я побежал мимо сада, где валялись брошенные нашими войсками при отступлении пулеметы, винтовки, к горящей МТС (машинно-тракторной станции). Я надеялся, что в горящей МТС фашистов нет.

Там я попал под артобстрел наших и побежал дальше в нашу сторону.
У меня был сахар, хотел им подкрепиться, но было жарко, сахар не таял во рту, и я спустился к маленькой речке. В речушке плавали головастики, букашки, я процеживал и пил, пил, пил. На том берегу в 50 метрах обнаружил, что купаются фашисты в бочажке этой речки. Они меня не заметили, и я скрытно выбрался к дороге, шедшей в нашу сторону, там услышал русскую речь и, поднявшись во весь рост, встретился со своими, такими же бедолагами, потерявшими свои подразделения. Мы шли всю ночь, командиров не было. Потом нас собрали, сформировали подразделение, обеспечили оружием, и дальше отступали организовано в составе другой дивизии, кажется 239-й. Отошли к окрестностям г. Ельни.

Кстати сказать, меня удивляло, что на фронте мы почти не болели простудами, язвами, хотя мерзли, даже обмораживались, ели грязными руками, пили неочищенную воду из луж.

Наш боевой расчет с орудием поставили на берегу р. Десны охранять участок, где возможна была переправа немцев. Место болотистое, комариное, и я заболел малярией, направили в полевой госпиталь и скоро вернули во взвод.
Мои сослуживцы ходили успешно за медом на заброшенную пасеку на ту сторону реки, когда пошел сам, то попал под обстрел самолетом».

Продолжение следует.
Tags: война, воспоминания, дед Саша
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments