chugaylo (chugaylo) wrote,
chugaylo
chugaylo

Модельяни

На работе нам устроили поход в музей им. Пушкина на Модельяни. Выставка роскошная – более 60 работ из 44 собраний. Я-то шел на «обнаженных» – в Пушкинском 3 из 4-х больших полотен с лежащими на красном фоне, обрезанными по колени девушками. Мне они показались совершенно несексуальными. Сонное одинокое обнажение лишает их желанности.
В остальном – на выставке вполне благопристойные рисунки (очень часто на желтой, оберточной бумаге, твердым, едва различимым карандашом) и портреты, сделанные примерно по одной схеме – удлиненное, овальное лицо, посаженное вкось на длинную шею, узкий прямой нос, малюсенькие губы бантиком, серые щели без зрачков вместо глаз. Как восторженно говорила наш экскурсовод: «Знаменитый взгляд-невзгляд Модильяни. Нельзя сказать, что портреты не смотрят, но и нельзя понять, куда они смотрят».
Такое складывается впечатление, что он брал живого человека, срывал с него маску, которую каждый носит на лице, и тут же нацеплял маску собственного изготовления – со своим взглядом на этого человека.
Своих подруг он изображал особенно уродливыми. Там есть фотографии – можно сравнить. Не знаю, как было на самом деле, но ощущение не оставляет, что Модильяни относился к тому типу людей, которые могут быть милы и очаровательны с незнакомцами, но превращаются в капризных чудовищ в кругу близких. Его жена, между прочим, беременная вторым ребенком, покончила с собой через несколько часов после смерти Амедео в 1920 году.
Наш экскурсовод негодовала: «Как могли Морозов и Щукин пройти мимо такого гения! Ну, Морозов, ладно, - он ничего не смыслил в живописи, но Щукин!»
В отношении Ахматовой она считает, что у них с Модельяни была лишь «духовная близость». Ахматовой он подарил более 10 ее рисунков, из которых сохранился один (сейчас куда-то запропастившийся). Ахматова говорила, что остальные – погибли во время революции, но у нашего экскурсовода была иная версия. «Подозреваю, что их сожгла свекровь – мать Гумилева. Представьте, что ваша невестка показывает всем, как какой-то итальянский ловелас рисовал ее совершенно голой – и это при живом муже! Более того, во время свадебного путешествия!»
На выставке есть два рисунка предположительно Ахматовой. На одном в несколько линий заостренный контур сидящей на диване женщины с прической, на другом – молодая женщина в трико с большим энтузиазмом пытается достать пятками затылок. Говорят, в жизни Ахматовой это удавалось.
Картины Модильяни не для любования. Они тревожащие, они выворачивают изображение, показывают не видимость, а нечто (грустное, отчаянное, страшное, смешное, опустошенное), которое за этой видимостью скрывается.
Выставка, насколько я понял, открыта до 17 июня.
Tags: искусство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments