chugaylo (chugaylo) wrote,
chugaylo
chugaylo

Categories:

От ненависти до любви

Известна поговорка – от любви до ненависти один шаг. И жизнь подтверждает её правоту, хотя и остается сомнение: а была ли это истинная любовь, коли она так быстро скатилась к своей противоположности? Но оставим эту тему будущим исследователям и зададимся более насущным вопросом: если от любви до ненависти один шаг, то велико ли расстояние в обратную сторону? Возможно ли воспылать нежными чувствами к человеку мгновение назад ненавидимому? Не убивает ли ненависть на корню всякую возможность радикально поменять оценку взбесившей нас личности?

Антон Палыч Чехов блестяще доказывает, что нет – не велико, что да – возможно и что нет – не убивает! Вспомним его пьесу «Медведь».

Григорий Степанович Смирнов, отставной поручик артиллерии, землевладелец, приезжает к Елене Ивановне Поповой, помещице, требовать вернуть долг за овес, купленный еще её мужем, ныне покойным. У той денег нет, вернуть долг она сегодня не может. А деньги Смирнову нужны срочно и позарез.

В первые минуты он ненавидит её просто как одного из своих должников, не желающих расплачиваться, в ряду других прочих – Груздева, Ярошевича, Курицына, Мазутова.

Затем злость его уточняется, он выделяет её женские особенности, связывая с ними отказ этого должника вернуть деньги: «Человеку нужны до зарезу деньги, впору вешаться, а она не платит потому что, видите ли, не расположена заниматься денежными делами! Настоящая женская турнюрная логика!». И это, на самом деле, первый шаг к любви, о которой незадачливый землевладелец, конечно, пока не помышляет.

Зато он плавно смещается с первоначальной – финансовой – причины ненависти к злобствованию против всего женского рода – много отставному поручику насолившего в прежние годы. На время он вовсе забывает о деньгах, он захвачен давно лелеянным праведным гневом, он изливает желчь на своих бывших подруг («двенадцать женщин я бросил, девять бросили меня»), а Попова теперь для него лишь одна из представительниц этого зловредного племени. Вот он второй шаг!

Именно здесь кроется начало переворота. Чем глубже увязает Смирнов в своей злости, тем сильнее натягивается резина катапульты, что в одно мгновение вышвырнет его из ненависти в любовь. Потому что вдруг оказывается, что Елена Ивановна не такая как все! Она ведет себя против правил, принимая брошенный им в сердцах вызов. Она готова драться на дуэли, даже не умея стрелять!

И у Григория Степановича возникает чувство, что он «никогда в жизни не видал ничего подобного!» Ненависть к остальным женщинам остается, но она не важна, важно, что Елена Ивановна другая, исключительная! Её можно любить, её невозможно не любить, несмотря на предыдущий неудачный опыт, невыплаченные проценты и сенокос.

Как мы видим, путь от ненависти до любви не так уж долог, и хотя в данном случае составляет не один шаг, а три – но это, конечно, лишь детали, не меняющие сути раскрытой Чеховым истины.


В исполнении Ильи Исаева и Марии Рыщенковой и на сцене РАМТа.
Tags: Чехов, литература, любовь, мысли, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 44 comments