chugaylo (chugaylo) wrote,
chugaylo
chugaylo

Две выставки

Выкроилось несколько свободных часов, и я не нашел ничего лучшего, чем пойти по выставкам. Впервые оказался в Выставочных зала музея им. Пушкина на Арбате, буквально в 20-и шагах от метро Смоленская, вход с Денежного переулка (с параллельного бока этого монументального здания можно попасть в Дом-музей А.Белого). Там сейчас показывают работы Татьяны Алексеевны Мавриной – выставка открыта до 30 марта.

Зашедшего через тяжелую дверь меня обрадовавшийся охранник направил в подвал, в гардероб, откуда, собственно, и начался осмотр выставленного, поскольку первый зал находится по соседству. Зал этот оказался заставлен повернутыми тыльной стороной ко входу мольбертами – или как они правильно называются – почти вертикальные доски, на которые крепятся листы бумаги для рисования. «О! – подумал я. – Как оригинально развешаны картины – можно сесть перед каждой на стульчик и любоваться!»

Однако догадка моя оказалась неверна, мольберты стояли пустыми. «Здесь у нас дети занимаются, три группы», – пояснила смотрительница, она же гардеробщица, кассир и продавщица художественных изданий. И можно только позавидовать этим детям, потому что со стен на них уже не первый месяц смотрят герои Пушкинских сказок – Руслан, царь Дадон, Шамаханская царица, Балда, Старик с Золотой рыбкой, веселя душу и поощряя к рисованию.

На цокольном этаже в двух с половиной залах другая Маврина – любимые ею (и мною!) ню,

цветы, в том числе оригинальные композиции – букеты на фоне икон, портреты, акварельные зарисовки московских улиц и церквей, которые она делала во время войны. «Так как никакие удостоверения не спасали от подозрений в шпионаже – рисующий человек – это фигура странная – приходилось тренировать память и рисовать по памяти», – писала она о том времени. Заезжала она и к нам в Мытищи – спасти от забвения полуразрушенную, без креста церковь в селе Тайнинском – в двух километрах от моего дома, – к счастью, теперь восстановленную.

А самые радостные у неё, просто покоряющие своим ярким красочным строем – акварели деревень, маленьких старинных городков – Торжок,

Загорск, Вологда, Вязники, Ярославль, «город допотопной уютности» Юрьев-Подольский.
«Пусть всё живет с нами. И этот сегодняшний день подчас так естественно переходит в историю, что прав будет художник, изображая всё с одинаковым чувством удивления».

Татьяна Маврина со своим мужем, тоже известным художником Николаем Кузьминым, была еще и коллекционером. Сейчас переданное ими Пушкинскому музею собрание икон находится в постоянной экспозиции Отдела личных коллекций на Пречистенке.

Но я с Арбата поехал туда посмотреть другое. До 25 марта там проходит выставка «Книга художника».

Как следует из аннотации, книга художника – «это особый тип издания литературного текста с иллюстрациями, выполненными в виде оригинальной печатной графики, имеющее относительно небольшой тираж, отпечатанное на специальных сортах бумаги и особым образом оформленное (как правило, несброшюрованные листы, коробка, футляр)».

Графика там выставлена самая разнообразная – от вполне традиционной, поясняющей сюжет, до совершенно абстрактной, таких художников, как Пикассо, Дали, Миро, Грис, Клаве, на темы «Алисы в стране чудес»,

«Гаргантюа», «Кармен», «Пиковой дамы» и еще более 20 названий.

Можно полюбоваться (что я и сделал!) изящными ню Пикассо и Дали, а в зале, где выставлены «Римские элегии» И.Бродского с иллюстрациями Антони Тапьеса, звучит магнитофонная запись авторского исполнения означенных элегий.

В общем, я тут же, на месте, стал жалеть, что не художник, а иначе бы обязательно издал подобную книгу – хотя бы в одном экземпляре.
Tags: выставки, искусство, музей
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments