chugaylo (chugaylo) wrote,
chugaylo
chugaylo

Categories:

Отец Митрофан Сребрянский о жизни и о конце света

Хочу вернуться к книге «Под кровом Всевышнего», автобиографическому рассказу Наталии Николаевны Соколовой, жены православного священника отца Владимира, много лет служившего в храме Адриана и Наталии в Москве.

Один из самых запоминающийся эпизодов этой книги – встреча автора в 1947 году с отцом Митрофаном (архимандритом Сергием), которого она почитала святым (в 2000 году он действительно был канонизирован в лике святых новомучеников и исповедников российских) .

Отец Митрофан из семьи священника. Не могу не рассказать необыкновенный случай из его детства. Старшая дочка Сребрянских в 16 лет вышла замуж за офицера, служившего под Орлом. Вскоре полк был отправлен на Кавказ, туда же поехала и дочь.

Однажды маленький Митрофан с братом пяти лет сидели на полу и играли, рядом в соседней комнате сидела за рукодельем мать. «Вдруг мы с братцем, - рассказывал отец Митрофан, - увидели нашу уехавшую сестру, которая прошла мимо нас и села на стул у окошка, грустно положив голову на руку. «Мамаша! Сестрица приехала», – позвали мы мать. Мать тоже увидела свою старшую дочку и встала, чтобы идти к ней, но в это время видение исчезло».

Все, конечно, встревожились, послали телеграмму в полк. Вскоре им ответили, что сестра жива и здорова. В тот день они как раз прибыли на новую квартиру. Разгрузка вещей, распаковка, длинный путь на лошадях, жара – всё это утомило девушку, она легла спать и заснула таким глубоким сном, что окружающим даже показалось, она умерла. Но пульс не пропал, дыхание было ровным, её не стали будить. Утром она проснулась бодрая и веселая, причем не видела никаких снов. «Но по дому она всё еще продолжала тосковать, поэтому, - как полагал отец Митрофан, - душа её и отделилась от тела на несколько секунд, пришла к нам в видимом телесном образе».

Митрофан Васильевич хотел стать ветеринаром, поступил в Варшавский институт, но вовремя понял, что его призвание в другом. После окончания духовной академии и женитьбы он стал священником 51-го драгунского Черниговского полка, с которым в 1904 году отправился на фронт, на Дальний Восток, военные впечатления он описал в книге «Записки полкового священника».
Великая княгиня Елизавета Федоровна после убийства террористами своего мужа задумала создать в Москве монастырь по типу западных, был объявлен конкурс, и она выбрала проект устава, присланный отцом Митрофаном. Однако, по словам Н.Н.Соколовой, была одна проблема. По уставу духовник для святой обители требовался такой, что, имея матушку, жил бы с ней не как с женой, а как с сестрой.

Найти такого священника никак не удавалось, и тогда Великая княгиня предложила эту должность самому о. Митрофану, он в своё время принял обет целомудрия, так как детей у них с матушкой Ольгой не было. Однако отцу Митрофану уезжать из Орла, где он тогда служил, не хотелось, он был очень любим горожанами. «Как вспомню родной город, слезы моих духовных детей, так сердце моё разрывается от горя». Он отказался, и у него отнялась рука. Поняв, что высшие силы хотят от него иного решения, он дал согласие, рука восстановилась, но он вновь стал колебаться. Рука заболела во второй раз, а это означало конец всему – конец его священству, с больной рукой он бы не мог проводить службы. Помогла молитва перед иконой Иверской Божией Матери и окончательное решение ехать в Москву.

«В день моего отъезда (из Орла) поезд, на котором я должен был уезжать, не мог двинуться с места. В 10 часов утра тысячные толпы народа запрудили вокзал и полотно железной дороги. Была вызвана конная полиция, которая пыталась очистить путь, но только в три часа дня поезд отошел, провожаемый плачем и стоном моих покинутых духовных детей».

Так, в 1908 году он стал духовником Марфо-Мариинской обители.

После октября 1917 года начались гонения, обитель была разорена, её настоятельница, Великая княгиня Елизавета Федоровна, приняла мученическую смерть. Отец Митрофан был несколько раз арестован, дважды ссылался (в Тобольск и на реку Пинегу). По его словам, он был приговорен к расстрелу, но в это время митрополит Сергий Старгородский подписал «Декларацию» о лояльности к советской власти, и расстрелы были заменены ссылкой.

Из ссылки он вернулся в село Владычня Тверской области, где жил с матушкой Ольгой до своей кончины в 1948 году. Во время войны село оказалось недалеко от передовой, там стояла советская воинская часть, но ни одна бомба из пролетавших над ним немецких самолетов на Владычню не упала. Люди связывали это с молитвами старца.

Конечно, в своем беглом пересказе я не могу передать то светлое чувство, которое возникает, когда читаешь об этом замечательном человеке в книге Наталии Николаевны, но, поверьте, доброты, мудрости и прозорливости он был необыкновенной.

О своей прозорливости он говорил так:
«Это действует благодать священства, она и только она. А то считают, что я что-то знаю, что я прозорливый!»

Наталии Николаевне он поведал многое из её будущей жизни, в том числе предсказал, что она еще потрудится на благо Марфо-Мариинской обители: «Всё переменится. Вот доживешь и увидишь…», хотя в 1947 году такие радикальные перемены в отношении государства к церкви казались невозможными. Среди его «личных» предсказаний, сделанных по просьбе Наталии Николаевны, были и совершенно поразительные.

Вот его наставления, как вести себя с будущим мужем:
«Мы, мужчины, грубая натура, а потому более всего ценим ласку, нежность и кротость – то, чего в нас самих не хватает. И нет ничего более отталкивающего мужчину от женщины, как дерзость и суровая грубость или наглость в женщине».

Как относиться к людям:
«Нет плохих людей на свете, а есть больные души, жалкие, подверженные греху. За них надо молиться, им надо сочувствовать».

Но одновременно он призывал не питать иллюзий. На слова Наталии Николаевны, что зло можно добром победить, он ответил:
«Не всегда, деточка! В жизни очень сильно чувство зависти. И сколько бы ты ни одаривал завидующих тебе, от добра твоего их зависть не погаснет, а зло разгорится».

Очень необычны были его представления о будущем человечества. Он верил, что наука достигнет такого момента, когда докажет людям существование иного, духовного мира, и люди убедятся в существовании Бога, поверят в бессмертие души.

«Но ненадолго будет этот рай на земле. Испорченному тысячелетиями грешному человеку надоест и невтерпеж станет чувствовать над собой Владыку и покоряться Ему. Тогда люди взбунтуются на Бога, открыто объявят Ему войну... Тогда и придет конец. Не раньше погубит Бог мир, пока не даст возможности всем уверовать в Него».

Так что, хотя финал у человечества будет печальным, но конца света в ближайшее время, кажется, ожидать не стоит.
Tags: книги, необъяснимое, прогнозы, религия, совет, цитаты
Subscribe

  • Мысли о реинкарнации

    Когда сидишь за списком срочных дел, и список тот перевалил за сотню, понимаешь, что это не последнее твоё земное воплощенье.

  • Чудо долобене

    Вы слышали о долобене? Это такая мазь для суставов. Мне её выписали с наилучшими рекомендациями, когда я пришел в поликлинику со своим подозрительным…

  • О свободе небывалой сладко думать у свечи

    Вот плод моих многочасовых размышлений и медитаций (кто бы что ни вкладывал в это слово) последнего времени, попыток осмыслить такое понятие, как…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments

  • Мысли о реинкарнации

    Когда сидишь за списком срочных дел, и список тот перевалил за сотню, понимаешь, что это не последнее твоё земное воплощенье.

  • Чудо долобене

    Вы слышали о долобене? Это такая мазь для суставов. Мне её выписали с наилучшими рекомендациями, когда я пришел в поликлинику со своим подозрительным…

  • О свободе небывалой сладко думать у свечи

    Вот плод моих многочасовых размышлений и медитаций (кто бы что ни вкладывал в это слово) последнего времени, попыток осмыслить такое понятие, как…