chugaylo (chugaylo) wrote,
chugaylo
chugaylo

«Скрытая перспектива» в Современнике

Начало спектакля было несколько шокирующим. То есть, всё как полагается – на сцену вышла Чулпан Хаматова с загипсованной ногой, опираясь на Сергея Юшкевича, Сара – фоторепортер, вернувшийся из «горячей» точки в свою нью-йоркскую двухуровневую квартиру, Джеймс – журналист, её жених, по ходу действия пытающийся уговорить невесту больше не бросаться «спасать мир» под пули и бомбы. Да, так вот, сама сцена (квартира) была отгорожена от зрительного зала огромной оконной рамой, разделенной переплетами на стеклянные прямоугольники. Актеры вели свою игру там, под полупрозрачным колпаком, а мы, зрители, словно соседи из дома напротив, наблюдали за происходящим – с той разницей, что голоса артистов (в отличие от соседей) были хорошо слышны.


У меня даже поползли опасливые мысли: «Неужели так и будет до конца? Да и как они эти стекла раздвинут?..»

Еще один интересный элемент сценического устройства – видеопроектор. Появление которого здесь, конечно, следовало ожидать. Посредством него большими белыми буквами высвечивались реплики: «Прошло четыре месяца», «Зима», «Вечер». И мы увидели те самые фотографии, ради которых Сара рисковала жизнью.

На помощь Джеймсу в его попытках убедить девушку зажить жизнью счастливого обывателя приходит редактор отдела фотохроники в журнале, которого блистательно играет Александр Филиппенко (так и звучит до сих пор в голове произнесенное с его классической отрывистой интонацией: «Надоели умные! Хочется простоты!»), и его молодая («простая») подруга в исполнении Дарьи Белоусовой, но можно ли изменить саму сущность человека, заставить отказаться от того, что составляет смысл, нерв, боль его жизни? </a>

И нельзя не рассказать о том, с чего, вернее, с кого началось наше посещение «Современника», о гардеробщице. Словно вулкан, она затопила нас лавой человеколюбия, не только слова, улыбка, всё её существо излучало радушие, мы не были случайными людьми, но друзьями, пусть незнакомыми, но своими, с которыми легко и приятно.
Я. – А вот у нас шарфы и шапки, может быть в пакет…
Она. – Не нужно, я их так уложу, – и взяла и уложила, вытягиваясь на цыпочках, чтобы устроить наши утепления между шляпных «рогов» над курткой. – И вашу сумку могу взять… без номерка, просто напомните потом.

И когда она предложила бинокль за 100 рублей, мы с радостью его взяли, только бы как-то отблагодарить за теплоту и лицеприятие. И я уверен, что не в 100 рублях дело, она бы и бесплатно дала, но нам ведь тоже хотелось её порадовать!

Уже ради одного этого – не говоря о прекрасном спектакле! – хочется возвращаться и возвращаться в «Современник» – правый дальний отсек гардероба.
Tags: искусство, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments