chugaylo (chugaylo) wrote,
chugaylo
chugaylo

Categories:

Бабушка Даша. Часть 3. Жизнь на Урале, арест мужа

Часть 1. Часть 2.
В прошлый раз я начал рассказывать о моей бабушке Дарье Тихоновне – как она сбежала из семьи мужа в Москву, устроилась там в прислуги, встретила Фрола, который был ветеринаром, ради неё он ушел от первой жены с двумя детьми, в конце 20-х годов Фрол решил уехать из Москвы.

Мама рассказывала: «Они поехали в село Далматово Курганской области, купили дом с большим двором. Бабуля говорила, у Фрола хорошо получалось скотину лечить. Он и женщинам рожать помогал. Один на всех. Поможет, например, корове отелиться, а что тогда корова значила, сам понимаешь, или жену спасет — конечно, им на телегах добро везли: и накормят, и напоят. Он тогда и поддавать начал. Бывало, мать по дому хлопочет, вечер, его нет, вдруг собака прибегает — за ним всегда целая свора ходила, — тянет ее за подол, мол, пошли со мной. Мать идет. Глядь, Фрол лежит, а вокруг остальные собаки сидят, сторожат хозяина».

Далматово было известно своим Свято-Успенским мужским монастырем, основанным в 1644 году на берегу реки Исеть, там где в неё впадает река Теча.

По рассказам Надежды Тихоновны, младшей сестры бабушки Даши, к ним на Урал спасаться от голода приезжала почти вся семья из Рязанской области, а бабушкиного брата, Ивана, Фрол устроил учиться в поселок Шадринск в ремесленное училище на столяра.

Соберутся все вместе за большим столом, выпьют, как водится, Фрол пригорюнится и скажет: «Эх, все вы тут рязанские, один я калужский!»

По приглашению Фрола к ним несколько раз приезжала первая его жена с дочерьми на лето. Тётя Надя помнит, что девочки были красивые, темноволосые. Им выделяли отдельную комнату в доме.
Тётя Надя и брат Иван летом помогали по хозяйству: пасли гусей, ухаживали за лошадью, отгоняли её в табун и обратно. Тётя Надя рассказывала, как однажды её взяли в поездку на телеге за 30 километров, к пруду, где жило стадо гусей – много, 50 или 60. Когда подъезжали, Фрол крикнул: «Тега, тега, тега!» и птицы с шумом и гоготом прибежали, знали, что им привезли овес.

Двор у них был очень большой, держали корову с теленком, лошадь, свиней, кур. Жили две собаки, но Фрол прикармливал и других собак на улице. Из-за них однажды произошло несчастье: дочь Нина, ей был годик, спала в кроватке, а Фрол пришел обедать и на кухне бросил кости собакам. Те с лаем кинулись в драку, а Нина так испугалась, что ей перекосило лицо. Как ни старались её потом вылечить – ничего не помогло, осталось на всю жизнь.

Моя мама, Галина Фроловна, родилась 24 сентября 1937 года, отец приходил в больницу, подержал дочь на руках. А 26 сентября его арестовали. Забирал её и бабушку Дашу из роддома уже Пётр, старший сын, ему было 11 лет.

И опять слово маме: «После войны, уже когда Сталин умер, Петро ездил в Далматово. Старики говорили: мы твоего отца хорошо помним, знаем, и кто заявление на него, ну, донос то есть, написал, но чего уж теперь сделаешь, человека не вернешь. Они Петру даже заночевать не разрешили — это же от Челябинска недалеко, там взрыв был, как в Чернобыле, радиация. Всю молодежь за 100 километров выселили, одни старики остались».
Речь идёт о катастрофе на комбинате Маяк в сентябре 1957 года.
«Мать, оказывается, к отцу в Москву ездила — на свидание в тюрьму. Раньше ничего не рассказывала — боялась, только в последнее время стала вспоминать. Отец ее с собой звал — его в Пермь определили, в лагерь. Но она не поехала — куда с пятью детьми мал мала меньше? Он два письма прислал и все. Что с ним дальше сталось — неизвестно. А из Далматова ей все равно пришлось уехать, добрые люди подсказали, дескать, ни тебе, жене врага народа, ни детям здесь житья не будет. Бросила дом и поехала обратно в деревню, в Заборово. Самыми ценными были отцовы серебряные разновесы, они потом пропали, был еще отрез ткани, он в войну пригодился, когда нужно было адвокату заплатить. А про Фрола она всем потом рассказывала, что он в финскую погиб».

На сайте общества "Мемориал" Жертвы политического террора в СССР, где собрана информация о более 2 млн. 600 тыс. репрессированных, есть сведения о двух уголовных делах на моего деда. По первому ветфельдшер Далматовского овощесовхоза, русский, беспартийный, Королев Фрол Изотович приговорен тройкой при УНКВД по Челябинской области 27 октября 1937 года по статье 58-10 (пропаганда или агитация против Советской власти) к 10 годам лишения свободы.
По второму - он проживал в командировочном лагпункте 3-го отделения Усольлага НКВД, арестован 19 марта 1941 года, а 16 июня приговорен к 10 годам лишения свободы по обвинению в контрреволюционной агитации.

(продолжение следует)

Часть 4. Часть 5. Часть 6.
Tags: бабушка Даша, воспоминания
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 52 comments