chugaylo (chugaylo) wrote,
chugaylo
chugaylo

Categories:

Бабушка Даша. Часть 4. Переезд семьи в Москву, начало войны, эвакуация в Поволжье, суд

Часть 1. Часть 2. Часть 3.
В предыдущей части я рассказывал, как Дарья Тихоновна с мужем переехали на Урал, в село Далматово, где мой дед Фрол работал ветеринаром, а бабушка вела хозяйство. У них родилось пять детей: Петр, Анатолий, Нина, Валентин и Галя. В 1937 году Фрола Изотовича арестовали по доносу. Моей бабушке с детьми пришлось уехать на родину, в Рязанскую область.

Мама рассказывала: «Так бы мы, наверное, сейчас и жили в деревне, да, как говорится, несчастье помогло. Там рядом с Заборово торф добывали, на зиму, печку топить. Вот дядя Николай, царствие ему небесное, накопал его, насушил — надо везти. Пошел к бригадиру лошадь просить. Тот дал. А лошадь жеребая была. Бригадир сам на ней всю ночь торф возил, а потом испугался и дяде Николаю ее подсунул. Тот торф привез, а у лошади выкидыш случился. Николая нашего под суд. Два года присудили за порчу колхозного имущества. Отправили его в Москву, он на Бирюлево-товарной слесарем работал, а жил в общежитии, почти как свободный человек. К нему туда потом чуть ли не вся семья перебралась: дед, Тихон Никитич, Мария Тихоновна, тетя Надя, мать со всеми нами. В деревне плохо тогда жилось, люди с голода пухли.

Устроилась бабуля на заводе в Мытищах. Сначала уборщицей, потом бомбы собирала. Жила в общежитии и нас по одному перевозила. Все над ней смеялись: откуда ты их только берешь? Как кошка котят».

Мытищинский машиностроительный завод основан в 1897 году, одним из учредителей был «потомственный почетный гражданин» С.И.Мамонтов, завод вначале выпускал трамвайные вагоны и снегоочистители, устав нового общества утверждал Николай II.

«Когда началась война, завод эвакуировали, наш эшелон несколько раз бомбили. Я запомнила, до сих пор перед глазами жеребенок — отстал или потерялся и за нашим поездом бежит. А мы в последнем вагоне ехали и все в окно смотрели. И нужду справляли в окно — вагон-то теплушка, без удобств.

Поселили нас в Саратове в каком-то большом зале. Вот раз мать приходит со смены, а мы к ней бежим: мама, мама, по ладио сказали — там дом дают, колову дают, молоко будет. И мастер говорит: езжай Дарья, здесь на одном пайке детей загубишь. И мы поехали в Немповоложье — прежних хозяев, немцев, оттуда выслали. Положила нас на одну перину, другой накрыла, и поехали, дело зимой было.

Я потом видела, как Саратов бомбили. Словно тучи летели: ж-ж-ж, и зарево. Там все военные заводы были.
Бабуля нас и обшивала, и обувала. Когда мы туда приехали и поселились в доме, у нас ничего не было из посуды. Так мама пекла пирожки и плюшки и шла за 15 км на станцию, и там у солдат выменивала на ложки, миски, котелки и всё, что нужно для хозяйства».

Бабушка Даша всё шила сама – юбки, кофточки, телогрейки. Для телогреек брались простыни, выкрашивались в голубой цвет, делались выкройки, прокладывалась вата, и шилось. «Всё на руках», – как говорит мама.

«Бабулю в войну чуть тоже не посадили. «За колоски». За то, что карман зерна насыпала, чтобы нам чего кушать было. Хорошо, судья добрая попалась, отпустила».

По рассказам бабушки Даши, адвокат на суде сказал: «Ну, посадим мы её, а детей тогда кормить, обувать, одевать государству придется. А так они останутся с матерью: и присмотрены и накормлены, и расходов у государства не будет». Дарья Тихоновна отдала адвокату отрез ткани, который сохранила еще с Урала. Сама она была уверена, что спасла её молитва: всё время читала псалом Давида «живые помощи».

(продолжение следует)

Часть 5. Часть 6.
Tags: бабушка Даша, воспоминания
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments