chugaylo (chugaylo) wrote,
chugaylo
chugaylo

Categories:

«Упраздненный театр». Булат Окуджава

Книга о мальчике Ванванче, растущем в интернациональной семье партийных работников (папа грузин Шалико, мама армянка Ашхен) в 30-е годы прошлого века, место действия Москва, Тифлис, Нижний Тагил. Хотя повествование ведется от третьего лица, в книге постоянно слышится личный голос автора, который с высоты прошедших более 60 лет пытается восстановить мысли и чувства своего героя (а по сути себя), его родителей, многочисленной кавказской родни и знакомых.

Основной конфликт здесь – каким образом в голове человека – в первую очередь родителей Ваванча – уживается искренняя вера в правоту идей большевизма и каждодневная картина реальной жизни – нищета, бесправие большинства народа, катастрофический голод 1932 и 1933 годов (о котором нельзя было говорить в благополучных районах), массовые репрессии. Конфликт этот разрешился в 1937 году арестом сначала дядьев и тёти Ванванча, потом отца (10 лет без права переписки) и матери после её заступнической аудиенции у знакомого еще по Тифлису Берии.
Книга в значительной степени автобиографична, два дяди Окуджавы и его отец Шалва Степанович были расстреляны (отец - по обвинению в организации покушения на Орджоникидзе), мать – Ашхен Степановна Налбандян провела в лагерях 9 лет.

Так получилось, что самые драматичные, последние страницы книги я дочитывал 7 апреля, и в этот же день, по долгу службы оказавшись в Государственной Думе, следил за трансляцией заседания, на котором депутаты лишали неприкосновенности своего коллегу Илью Пономарева – за мутную историю с его договором с Фондом «Сколково». И выступления их очень живо перекликались с только что прочитанным, жесткость риторики, конечно, не дотягивала до 37 года, но злоба в отношении единственного депутата, проголосовавшего год назад против присоединения Крыма, звучала очень явственно: «враг России», «власовец», «в семье не без урода», каждая партия, представленная в Думе, старалась перещеголять другую в выражении ненависти к человеку, осмелившемуся не согласиться с «генеральной линией».
Так что роман Окуджавы не только о нашем прошлом.
Tags: ГД, история, книги, политика
Subscribe

  • Мой бессмертный взвод

    Не полк, но взвод из известных мне родственников, воевавших в Великой Отечественной, составить можно. Правда, непосредственно этим взводом воевать…

  • Шендерович и Быков на чтецком фестивале «Вслух» в Гоголь-центре

    В программе была заявлена Ингеборга Дапкунайте, но это оказалось уловкой, чтобы дать возможность почитать любимые стихи "невыступному" Виктору…

  • Выборы пришли

    Приближающиеся выборы напомнили о себе в начале этой неделе огромным билбордом, с которого на жителей Перловки (район Мытищ) смотрит нынешний и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments

  • Мой бессмертный взвод

    Не полк, но взвод из известных мне родственников, воевавших в Великой Отечественной, составить можно. Правда, непосредственно этим взводом воевать…

  • Шендерович и Быков на чтецком фестивале «Вслух» в Гоголь-центре

    В программе была заявлена Ингеборга Дапкунайте, но это оказалось уловкой, чтобы дать возможность почитать любимые стихи "невыступному" Виктору…

  • Выборы пришли

    Приближающиеся выборы напомнили о себе в начале этой неделе огромным билбордом, с которого на жителей Перловки (район Мытищ) смотрит нынешний и…