chugaylo (chugaylo) wrote,
chugaylo
chugaylo

Categories:

С вечера на вечер

Неделя началась в прошлые выходные с «Зеркала», показанного по каналу «Культура», звучавшее там стихотворение Арсения Тарковского, им же и прочитанное:
Предчувствиям не верю, и примет
Я не боюсь. Ни клеветы, ни яда
Я не бегу. На свете смерти нет:
Бессмертны все. Бессмертно всё. Не надо
Бояться смерти ни в семнадцать лет,
Ни в семьдесят. Есть только явь и свет,
Ни тьмы, ни смерти нет на этом свете.
Мы все уже на берегу морском,
И я из тех, кто выбирает сети,
Когда идет бессмертье косяком…

и так далее – я уже на работе распечатал и всю неделю читал на ходу, чтобы запомнить, занимал мозги.

Во вторник попал на отмечание юбилея своего начальника – в одном из московских кафе, вечер во французском стиле, на фоне Эйфелевой башни, со сценарием, где юбиляр значился капитаном воздушного лайнера, следующего маршрутом Москва-Париж, а гости - пассажирами, с ведущими, живой музыкой, большим фильмом о юбиляре с экрана, поздравлениями – серьезными и шуточными – хотя шуточные более созвучны природе виновника торжества. Несмотря на начальственную должность, он без всякой натуги демократичен, открыт, дружелюбен и громок в смехе, на который его постоянно пробивает.

Общение – его стихия, хотя и в документы он вчитывается глубоко – редкое сочетание. Глядел на юбиляра, а в голове крутились строчки Мандельштама –

О свободе небывалой
Сладко думать у свечи.
- Ты побудь со мной сначала, -
Верность плакала в ночи…

Стремиться к свободе не от внешних обстоятельств - это недостижимо, а к ощущению свободного человека, сохранять это ощущение в любых обстоятельствах - вот чего бы хотелось, вольным движителем своей жизни себя чувствовать - внутри принятых тобой неизбежных рамок.

В четверг оказался на другой вечеринке – в совершенно ином – советском – антураже. Возникло странное ощущение навалившихся годов – которых еще и не набежало столько!

По Театру Эстрады под барабанный бой ходил пионерский отряд,

желающие могли присоединиться, вспомнить молодость,

при входе можно было совершенно бесплатно напиться газированной воды (лимонад, тархун и простая газировка), правда, дождавшись своей очереди, также входившей в состав воссоздаваемой атмосферы советского прошлого,

на верхних этажах были сконструированы уголки для фотографирования с профессиональными фотографами, имитирующие условную советскую квартиру

или дачный мир,

к зрителям, характерно озираясь, подходили одетые в вельветовые пиджаки «фарцовщики», предлагая быстрым говорком куда-то вбок «дефицитный товар» в прямом смысле из-под полы.

Праздничный концерт открыл знаменитый когда-то ансамбль «Лейся песня» со своими, навечно засевшими в памяти советских людей хитами – «Синий, синий иней», «Обручальное кольцо», «Ты мне не снишься», «Ну кто тебе сказал» и так далее. Солист - с длинными седыми волосами, вероятно накладными, пытался шутить над былой славой, но получалось как-то невесело, в голосе его слышалось удивление - неужели кто-то еще готов нас слушать?

Зал мы с ним покинули одновременно, продолжение концерта нас не заинтересовало, пора было возвращаться в нашу с трудом наступающую зиму.

Но уже в пятницу мы неожиданно нырнули в еще более глубокое советское прошлое - вместе с другими зрителями, пришедшими в Табакерку на спектакль "Рассказ о счастливой Москве" по Андрею Платонову, но об этом следует рассказать особо.
Tags: Москва, ТВ, поэзия, работа, самонаблюдения, театр, фото
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 82 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →