chugaylo (chugaylo) wrote,
chugaylo
chugaylo

Categories:

«Неизвестная Россия». Николай Усков

Историк по образованию, главный редактор журнала «Сноб» представляет свой взгляд на историю России.
Его точка отсчета, момент, с которого началось разрушение Российской империи, – 6 декабря 1833 года. В этот день в Большом театре впервые публично был исполнен гимн «Боже, Царя храни!». Россия «сделала ставку на биологию», а не культуру, на нацию, а не гражданство. «Именно при Николае Первом началась национализация империи, которая постепенно сделала одну шестую часть суши заложником мелких честолюбий, жалких амбиций и интриг карликовых славянских княжеств на Балканах, ухитрявшихся к тому же постоянно обмишуривать Россию и в конце концов втянувших её в роковую войну». Разумеется, речь о Первой Мировой.

Другая тема книги – почему Россия отстала от Европы. В качестве одной из причин Усков называет удаленность России от морей. «Неторопливая суша проиграла стремительному морю, и тот, кто контролировал море, – контролировал мировую торговлю». На Европу работало рекордное соотношение площади материкового пространства и побережья 30 к 1, для Азии это 100 к 1.

Огромные однородные просторы позволяли столетиями вести экстенсивную экономику, переходя с одной пали на другую, – не отстаивая свои интересы, как это вынуждены делать стесненные недостатком земли, густонаселенностью европейцы, – а просто уходить на другое место. «Русский человек везде чувствовал себя гостем, временщиком, кочевником, случайностью… К чему строиться, обживаться? Всё временно, всё понарошку, всё тонет в бесконечности этой однообразной земли». Потому и гражданское общество так слабо, что горизонтальные связи плохо формировались на огромных просторах с рассредоточенным населением.

Склонность населения к перемене мест вызвало у мужающей со времен Ивана Калиты власти желание ограничить его, населения, мобильность. Отсюда особая крепость и продолжительность рабства в России. «В России с конца 16-го века начинается прикрепление крестьян к земле. Вызвано оно было опасением, что свободное перемещение крестьян по всем громадным пространствам России подорвет военную мощь страны, поскольку тогдашнюю армию главным образом составляли помещики, получавшие земельные пожалования за несение своей службы «конно, хлебно, людно и оружно».

История российского рабского труда продолжилась и в 20-м веке. «После короткого промежутка воли в 1861-1930 годах происходит повторное закрепощение крестьянства в рамках колхозно-совхозного строя, более даже масштабное, чем в царской России». Сюда же следует отнести экономику ГУЛАГа, а также нынешнюю ситуацию с положением мигрантов, вынужденных зачастую работать за гроши и жить в нечеловеческих условиях.

Усков интересно рассказывает о староверах - своеобразном аналоге протестантов на русской почве. Еще один раздел книги посвящен Екатерине Второй, обладавшей по её собственным словам «веселостью от природы, душою республиканки и добрым сердцем». Усков считает её долгое 34-хлетнее правление революционным и в каком-то смысле образцовым для России, своим примером она показала, что и Россией можно успешно управлять, не следуя принципу «твердой руки», а опираясь на лучшие качества своих подданных, привечая наиболее способных, не принуждая, а убеждая, привлекая себе в помощь чувство собственного достоинства подчиненных, а не их страх.

Мне читать этот труд было интересно, а образ Екатерины у Ускова получился такой яркий, полнокровный, убедительный, что невольно попадаешь под его обаяние, хотя она и была натуральной императрицей, радевшей о расширении вверенных ей владений, мечтавшей о проливах и так далее.
Tags: история, книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments