chugaylo (chugaylo) wrote,
chugaylo
chugaylo

Category:

«Дублинеска» Энрике Вила-Матас

Роман известного испанского писателя перевела на русский невероятная Лея Любомирская test_na_trzvst. Насколько сложно было переводить испанца, нужно, конечно, спросить у неё, но думаю, трудностей хватало, поскольку рассказ о жизни стареющего книгоиздателя в отставке Рибы очень напоминает омут, воронку, в которую затягивается огромное количество книг – подлинных и выдуманных Вила-Матасом вместе с их авторами, и переводчику волей-неволей нужно знать, о чем идет речь, быть своим в этом потоке притянутой к сюжету литературы.

О сюжете. Риба, попавший два года назад в больницу по причине своего пристрастия к алкоголю, завязывает с выпивкой (это был ультиматум не только здоровья, но и жены Селии), а заодно и с бизнесом. Оказавшись не у дел, он превращается в хикикомори – человека, отгородившегося от реальной жизни экраном компьютера, но его будоражит воспоминание об одном сне, виденном в больнице. Он решает проверить, не был ли тот сон вещим, и собирается в Дублин, чтобы заодно устроить там похороны Гутенберговой эпохи 16 июня в день, описанный Джойсом в «Улиссе».

Событийная канва романа, признаться, не самая замысловатая, состоит из подготовки к поездке в Дублин, самого путешествия и того, что случилось месяцем позже.
Автор с безукоризненной последовательностью ведет повествование как бы «из-за спины» главного героя. То есть, мы знаем только то, о чем думает Риба, что он видит, слышит, чувствует, а об остальных героях узнаем исключительно через Рибу. Только один раз автор, или один из кружащих вокруг Рибы незнакомцев в роли автора, позволяет себе показаться из-за кулис и тут же прячется обратно.

«Дублинеска» следует принципу знаменитого «Вот дом, который построил Джек», появившиеся в мысленном пространстве Рибы идеи, образы, фразы, воспоминания, не исчезают, не остаются в прошлом, на прочитанных страницах, а постоянно воспроизводятся и дальше, так что читатель как бы захватывается снежным комом этих повторяющихся, нарастающих, накапливающихся элементов и ждет, куда же этот ком прикатится.

Всё в ней неустойчиво, многомерно, отсылочно, цитатно, зеркально, то ли явь, то ли сон, то ли уже тот свет, призраки, неопознанные звонки, исчезающие в тумане юноши, дождь, заливающий Барселону все три месяца, что мы знаем Рибу. Чтение не могу сказать, что увлекательное, но и не отпускающее, надо же узнать – сбудется сон о Дублине или нет?

И еще – благодарен книге, автору, Лее, Рибе, что они парадоксальным образом подтолкнули меня к идее непрерывного обновления, о которой я писал недавно, к идее отказа от себя привычного.
«Боккаччо рассказывает, как городская золотая молодежь – группка юношей, едущих верхом и испытывающих неприязнь к Кавальканти за то, что он избегает их и никогда не присоединяется к ним в их загулах, окружает его с целью подразнить. «Гвидо, ты отказываешься быть в нашем обществе, - говорят ему, - но скажи, когда ты откроешь, что Бога нет, то что же из этого будет?» В эту минуту Кавальканти, «видя себя окруженным», отвечает почтительно: «Господа, вы можете говорить обо мне у себя дома всё, что вам угодно». И, опершись рукою на одну из гробниц – а они были высоки, - и будучи очень легким, он сделал прыжок, перекинулся на другую сторону и, избавясь от них, удалился».
Tags: Барселона, друзья, книги, цитаты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 77 comments