chugaylo (chugaylo) wrote,
chugaylo
chugaylo

Category:

«Завтрак для чемпионов» Курт Воннегут

Эта книга очень необычная. Во-первых, она снабжена рисунками самого автора, рисунков очень много, они простые, потому что автор писатель, а не художник. И он писал эту книгу для тех, кто будет жить в новом, прекрасном обществе, когда привычных вещей (стран, понятий) не останется, поэтому лучше их не только описать, но и изобразить.
Во-вторых, автор здесь является таким же полноценным (а точнее, единственно полноценным) героем, как и все другие – вымышленные этим автором персонажи. Такое было, например, у Кундеры в «Бессмертии», но чех на этом странном сосуществовании не настаивал, сказал в начале книги и всё, а Воннегут проводит сопоставление последовательно и доводит до температуры кипения, когда, встретившись со своим любимым персонажем, писателем-фантастом Килгором Траутом, убеждает того, что он, автор, Траута выдумал. Здесь вообще много о кухне литературного творчества, о допускаемых неточностях, о вынужденном внимании к одним персонажам и пренебрежении другими, о подлинных историях, встраиваемых в вымышленный сюжет, и так далее.
В-третьих, Воннегут этим романом выходит на совершенно новый уровень понимания человеческого поведения. Ему мало психологизма, мало проникновения в сферу психического – мысли, желания, страхи, – всё это слишком поверхностно, ничего не объясняет – откуда, скажите, берутся эти мысли и желания? Курт копает глубже – до химии. Человеческий организм вырабатывает химические вещества, которые подталкивают индивида принимать те или иные решения. Вот как начинается совершенно феерическое описание сцены нападения на автора огромного добермана-убийцы по кличке Казак:
«Я увидел Казака углом правого глаза. Его глаза были как фейерверк. Зубы – белые сабли. Слюна – синильная кислота. Кровь – нитроглицерин.
Он плыл, как цеппелин, лениво повисший в воздухе.
Мои глаза сообщили о нем моему мозгу.
Мозг немедленно передал эту весть в гипоталамус, велел ему передать гормон СБФ в короткие сосуды, связывающие гипоталамус с шишковидной железой.
От этого гормона железА послала другой гормон АКТГ в мою кровь. Эта железа накапливала свой гормон именно для таких случаев. А цеппелин приближался и приближался». И так далее.

Безусловно, Воннегут не сводит всё только к химическим реакциям. Например, рассказывает о существующем во многих африканских семьях обычае: «одному из молодых представителей каждого поколения вменяется в обязанность учить наизусть всю предыдущую историю своего рода». Персонаж книги, водитель санитарной машины Эдди Кэй уже с шестилетнего возраста «стал запоминать имена и биографии своих предков как с отцовской, так и с материнской стороны. И, сидя за рулем кареты «скорой помощи», глядя сквозь ветровое стекло, он чувствовал себя как бы каретой, а глаза свои – ветровыми стеклами; теперь сквозь него на мир глядят его предки – конечно, если им это угодно…
И оттого, что Эдди Кэй так много помнил наизусть, он умел глубоко и наполнено сочувствовать…»

Книга эта так многогранна, столь населена персонажами, как из «реальной жизни», так и из фантастических рассказов Траута, настолько кишит различными мыслями и наблюдениями, что очень трудно в нескольких предложениях адекватно её охарактеризовать. Она очень умная, необыкновенно стремительная, как обычно у Воннегута, но и горькая, потому что взгляд автора на прошлое, настоящее и будущее, мягко говоря, лишен восторженного блеска.
Tags: книги, психология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments