chugaylo (chugaylo) wrote,
chugaylo
chugaylo

Category:

«Эпилог» Вениамин Каверин

Книга эта в известной мере перекликается со сборником «филологической прозы» Сергея Довлатова, о котором я писал недавно http://chugaylo.livejournal.com/386494.html. Речь здесь тоже о «блеске и нищете» советской литературы. Известный советский писатель рассказывает о литературной жизни, участником которой был. О писательских съездах, о людях, с которыми встречался, о борьбе за возможность писать без оглядки на «установки партии и правительства», о страхе, заставлявшем людей совершать подлости, предавать друзей и собственный талант.

Не могу сказать, что книга эта захватывающая, но интересных (для меня) страниц в ней много, главным образом, это касается историй, связанных с конкретными людьми, которых Каверин знал лично:
Юрий Тынянов – старший товарищ и учитель Каверина,
Виктор Шкловский (книга начинается с трагикомического описания засады, которую весной 1921 года чекисты, охотившиеся на Шкловского, устроили на квартире Тынянова),
Михаил Зощенко («мне кажется, что он отказывался судить людей, легко прощая им подлости, пошлости, даже трусость»),
Владимир Маяковский («я был поражен одиночеством Маяковского, его полной закрытостью, в которой чувствовалось лихорадочное возбуждение»), Константин Федин,
Николай Тихонов («если бы ему позволили, он мог бы стать совсем другим человеком»),
Евгений Шварц, в котором сочетались удивительная проницательность, беспощадная строгость, с какой он судил о людях, и доброта, щедрость, великодушие,
Александр Фадеев (человек одаренный «необычайной силой, сказывавшейся во всем и, может быть, более всего, в борьбе, которую он вел против самого себя»),
Борис Пастернак («праздничность была у него в крови», «он всегда был с головой в жизни, захватившей его в этот день или в эту минуту, - и одновременно – над нею и в этом «над» чувствовал себя свободно, привольно», «в нем было то, что можно назвать «странностью непосредственности». Ему всегда хотелось немедленного исполнения желаний…»),
Александр Солженицын («он шагнул через чувство страха и этим заметно отличается от всех, кто его окружает»),
Александр Твардовский, о котором Каверин пишет, что он «и «Новый мир» были опорой, державой, нравственным эталоном новой советской литературы».

Каверин рассказывает о случае, когда и он должен был попасть под каток репрессий, но по какой-то необъяснимой причине комсомольцы, сопровождавшие его во время поездки на строительство Магнитки в 1931 году, не донесли о его связях с людьми, только что объявленными врагами народа. «Я испытывал чувство ожидания ареста в течение десятилетий», - признается Каверин.

Он пишет об «атмосфере лжи, лицемерия и подхалимства, в которой почти невозможно было вообразить прямодушие», той атмосфере, в которой задохнулся Маяковский. И буквально через несколько страниц говорит в связи со своим старшим братом – знаменитым ученым-биологом, автором вирусной теории рака, чудом оставшимся в живых после трех погружений в ГУЛАГ (Каверин рассказывает в одной из глав о многолетней истории борьбы за освобождение брата из лагерей), о «диком разгуле жестокости, лицемерия, грязных страстей и беспросветных лишений, в котором билась страна в тридцатые и сороковые годы».

В приложении к книге Каверин приводит список делегатов Первого съезда советских писателей, которые по его данным впоследствии были репрессированы (большей частью расстреляны) – более 80 фамилий. Посмотрел в Википедии, там пишут, что из 590 делегатов репрессировано было 220 человек, из них 182 расстреляны.

«Потери неисчислимы. Литература была бы другая. Но и борьба за неё вошла в неё, стала её плотью и кровью», - заключает автор, указывая (плохое, на мой взгляд, утешение), что многие выдающиеся произведения не были бы созданы, не будь того смертельного давления, какое оказывало на людей государство.
Tags: история, книги, литература
Subscribe

  • Все в Серпухов

    Пользуясь каникулами, московским музейным карантином и приглашением друзей – неутомимых путешественников, отправились в Серпухов. Из дома вышли в…

  • В Украину на автобусе

    С февраля Света не была у мамы в Виннице, поезда отменили, поэтому ехать надо было автобусом. Но оставался вопрос – пропустят ли через границу в…

  • На лоне природы

    В этом году вместо погрязшего в ковиде Средиземноморья мы решили провести свои "10 дней у моря" в соседней Калужской области. Нашелся там некий…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments

  • Все в Серпухов

    Пользуясь каникулами, московским музейным карантином и приглашением друзей – неутомимых путешественников, отправились в Серпухов. Из дома вышли в…

  • В Украину на автобусе

    С февраля Света не была у мамы в Виннице, поезда отменили, поэтому ехать надо было автобусом. Но оставался вопрос – пропустят ли через границу в…

  • На лоне природы

    В этом году вместо погрязшего в ковиде Средиземноморья мы решили провести свои "10 дней у моря" в соседней Калужской области. Нашелся там некий…