chugaylo (chugaylo) wrote,
chugaylo
chugaylo

Шабулины

Разговаривал как-то с мамой, она вернулась от бабушки Нади, той 93 года, стала забываться, но прошлое помнит хорошо.
«Она меня всё спрашивает, зачем родители на Урал к Дарье ездили? Это в 30-е годы было (http://chugaylo.livejournal.com/337231.html). А я ей говорю: они же уже старые были, работать не могли, вот и ездили к дочери пожить на всём готовом.
Дарья родилась в Заборово Рязанской области в 1902 году, а младшая, Надежда, в 1922, кроме них еще Николай, Мария, Наталья, Иван и сколько-то детей умерло.
У Марьи Тихоновны я жила, мне 8 лет было (вероятно 1946 год). Мать после больницы – она болела бруцеллезом – ехала в санаторий и меня к ним завезла. На обратном пути должна была забрать, но снова попала в больницу, её из санатория под Куйбышевым обратно в Красноармейск Саратовской области уже на второй день отправили. И я у Шабулиных – это фамилия Марьи Тихоновны по мужу – год прожила.

У них комната была в коммуналке метров 18 в Бирюлёво. Двое взрослых, две дочери – Валентина и Клава – и Васька. Они потом все от туберкулёза умерли. У них сосед болел, может, от него заразились. Как я не заразилась, удивляюсь!

Пока они на работе и в школе, я суп варила – пшено да картошка. Мне три рубля на день выдавали. Вот раз часть денег Васька украл и сказал, что я на себя потратила. Я так тогда плакала!..
Он шалопай был, в школу ходить не любил, носился по коридору – у них коридорная система была. Им соседи говорили, чтобы лучше меня в школу отдали, он всё равно не учился. А я из-за этого целый год пропустила. Потом, когда в вечерней школе училась, учительница кричала, просто ногами топала – быстро так: топ-топ-топ – когда у меня ошибки находила: «Всё о мальчиках, небось, думаешь?» Мне так обидно было.

Математику я еще соображала, а русский никак не давался, правила я все заучивала, но, как говорится, применить на практике не умела.

Валентина – старшая – очень добрая была, она почти, можно сказать, у меня на руках умерла.
Клава – очень красивая, брови тонкие, черные, ресницы – во! Её один парень очень любил, уговаривал выйти замуж. «Я тебя вылечу», – говорил. У него был свой дом на Щербинке, корова. Может быть, и вылечил бы. Но она не согласилась. «На кого я Ваську брошу?» Всё этот Васька…

Оказывается, и наша Надежда Тихоновна у них какое-то время жила после войны, пока общежитие от фабрики не дали. Она же всю жизнь одинокая, а тут она мне рассказала. За ней тогда парень ухаживал, замуж предлагал. А его мать, когда узнала, что она у Шабулиных живет, говорит: «Как же её замуж брать, она, наверное, тоже туберкулезная». И он отказался.

А тётя Надя обиделась: «Никогда больше ни с кем встречаться не буду! Никто мне не нужен!» И рукой так машет, как отрезала. Вот и осталась одна.

Им, Шабулиным, нужно было с нами в эвакуацию ехать в 41-м году, зря они не поехали в Саратов, в войну все и заболели.

Я тогда и Бога встретила. Мама лежала в больнице в Саратовской области, и нам в Москву письмо пришло от моей сестры Нины, что с мамой очень плохо, надежды нет. Меня даже удочерить чужие люди хотели.
И вот, все на работу уходят, Васька в школу, он, правда, в школу-то не часто ходил, бросит портфель в сарае… А я одна остаюсь, встаю на колени перед иконкой – она в углу у них стояла, кажется, Казанской Божией Матери, и молюсь, прошу, чтобы Она мне маму сохранила. Я же тогда безгрешная была, ребенок и вымолила маму себе. Нам новое письмо пришло, к ним в больницу профессор приехал, и мама уговорила его дать ей новую вакцину, он сомневался, боялся, что сердце не выдержит, а мама настояла – всё равно я им, детям то есть, не помога.

В общем, ей легче стало, только сказали, что нужно сахар есть. А где же его в деревне возьмешь? Я тогда уже у Надежды, у тети Нади жила, и мы стали сахар копить, много же сразу тогда не продавали. Накопили рюкзак – у неё был военный, фронтовой. И Надежда меня отправила одну в 10 лет на поезде в Саратов. Там детей встречали, отвели в детскую комнату, сняли с меня платье, прожарили его, я поспала, а утром на другом поезде в Красноармейск поехала, а оттуда еще 5 километров и наше село Ключи.

Помню, как мама сахар ела – первый день – один кусок, второй – два, третий – 3, и так до 10 кусков, а потом обратно – 9, 8 и так далее. И вылечилась! Руки только потом у неё болели, когда она дояркой в Юшино работала».

Это мама у нас на дне рождения Светы в апреле этого года.
Tags: бабушка Даша, бабушка Надя, воспоминания, семья, фото
Subscribe

  • Все в Серпухов

    Пользуясь каникулами, московским музейным карантином и приглашением друзей – неутомимых путешественников, отправились в Серпухов. Из дома вышли в…

  • В Украину на автобусе

    С февраля Света не была у мамы в Виннице, поезда отменили, поэтому ехать надо было автобусом. Но оставался вопрос – пропустят ли через границу в…

  • Околокультурные впечатления 2019 года

    Книги То, что запомнилось больше всего: две парные книги – уж так получилось. Первая пара военная: два американца, два друга, два фронтовика…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 44 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Все в Серпухов

    Пользуясь каникулами, московским музейным карантином и приглашением друзей – неутомимых путешественников, отправились в Серпухов. Из дома вышли в…

  • В Украину на автобусе

    С февраля Света не была у мамы в Виннице, поезда отменили, поэтому ехать надо было автобусом. Но оставался вопрос – пропустят ли через границу в…

  • Околокультурные впечатления 2019 года

    Книги То, что запомнилось больше всего: две парные книги – уж так получилось. Первая пара военная: два американца, два друга, два фронтовика…