chugaylo (chugaylo) wrote,
chugaylo
chugaylo

«Дядя Ваня» в театре Вахтангова

Спектакль напоминает медленный танец под сомнамбулическую музыку, звучащую здесь почти непрерывным фоном. Для Туминуса важны не одни только слова, но и их пластическое представление – позы исполнителей, их распределение по сцене, выход группы персонажей из глубины, пробежки на заднем плане и так далее. Интонации важны еще более того! С этой стороны зрителя поджидают постоянные сюрпризы, так что, даже если знаешь чеховский текст наизусть, интерес не ослабевает до самого финала в ожидании, чего еще выкинут актеры по наущению своего художественного руководителеуса.

Маковецкий в заглавной роли безусловно хорош, правда, он почему-то добавлял в голос хрипотцы, это не мешало, но казалось странным. Но более всего нас очаровал Владимир Симонов в образе профессора Серебрякова. Вот же голосина! Рокотал так, что можно было подумать – он ненароком перепутал театр – шел в оперный петь, а попал в драматический, и пришлось свою иерихонскую трубу приспосабливать к обычной (у него – зычной) речи.
В роли Сони подвизалась звезда проекта «Ледниковый период» Евгения Крегжде, поразившая последним своим монологом, помните: «Мы увидим всё небо в алмазах»? Она произносила его не утешительно, как бы убаюкивая дядю, а зло, с угрозой кому-то третьему – судьбе, жизни, царскому режиму? – словно перенесясь на 20 лет вперед и превратившись из бедной, комплексующей провинциальной девушки в пламенную революционерку.

Спектакль, что называется, туминусовский – в его узнаваемом стиле, не такой шебутной и почти безумный, как «Онегин», но тоже очень своеобразный, если сравнивать с классическими образцами.
Tags: Чехов, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments