chugaylo (chugaylo) wrote,
chugaylo
chugaylo

Category:

Валенки и другие кустарные изделия. Часть 2

Завершаю публикацию рассказа моего отца о приработках, которыми занимался его отец и мой дед Александр Дмитриевич Павлов в советское время.
Начало здесь
https://chugaylo.livejournal.com/408784.html

«Наш отец никогда не бездельничал и презирал лодырей. Вернувшись инвалидом без носа с фронта в 1944 году, он стал искать приработок к пенсии и я, тогда шестилетний ребенок, помню, как он с напарником изготовлял деревянные бельевые прищепки. Самое трудное в прищепке – стальные пружины, и они сумели наладить их нелегальное производство на заводе. Эта работа закончилась, по-видимому, после нашего отъезда в Ивановскую область на новое место работы отца в качестве следователя после окончания им и его братом Иваном Дмитриевичем, тоже инвалидом войны, раненым в ногу, юридической школы.

А мне на всю жизнь запомнился эпизод на рынке в Подольске. Я, как всегда, сижу на чемодане с валенками и слышу звук милицейского свистка, крики, а мимо пробегает молодой мужик, кричит: «Дурак, скотина, получай!» и бьет себя изо всей силы по лицу – вероятно, в порядке самокритики, – а за ним милиционер…

Когда я в 1957 году уехал в институт, отцу помогал мой брат Вячеслав.

Производство валенок наша промышленность наладила быстро, но это были жесткие, несгибаемые изделия и плохо «приминались» к ноге, к тому же тяжелые. А для детей родители, конечно, искали ручную валку. Отец обеспечивал своими валенками и детей и внуков, а также соседей и родственников. Когда родители получили другую квартиру, а сарай снесли, то он продолжил работать до 60 лет и приспособил для этого сарай на участке своей сватьи – матери снохи (жены младшего сына Вячеслава), на станции Весенняя. А потом там же наладил выделку овечьих шкур.

Отец очень сожалел, что мы с братом не хотим заняться валенками, чтобы иметь надежный доход, и до конца хранил изготовленные им колодки. За сырьем (шерстью и шкурками) для своих изделий он ездил на поездах и автобусах в очень дальние места. Шерсть не всякая подходила, кажется, только осенней стрижки, так как она хорошо «садится» при стирке. И должна быть чистой от колючек, а шкуры без дырок от вредителей.

Что касается овечьих шкур, то отец купил за деньги у знакомого скорняка рецепт их выделки, закупил химикаты, меня понуждал искать их в магазинах Москвы, и освоил изготовление очень крепких, не линяющих шкур. Труд по производству валенок и шкур очень тяжелый и вредный, так как применяют химические вещества, всегда высокая влажность и очень большие нагрузки на руки, а испарения повреждали лёгкие.

Здоровье моего отца стало ухудшаться и при обследовании в санатории врач предупредил, что сердце слабое, и он может умереть от инфаркта. Отец ушел на пенсию в 58 лет как инвалид, мы с женой Галей уговаривали его оставить свой «бизнес» и придумали, как его отвлечь. Я стал жаловаться, что на своей работе устаю, так как не бываю на воздухе, и мне нужен садовый участок, а тебе как участнику войны положено иметь землю. И сработало. Однажды он сообщает, что недалеко от Климовска дали землю под участки, и власти по его заявке, которую он подавал раньше, готовы включить в товарищество.

Так он стал «землевладельцем» и вопреки прогнозу врача прожил активно до 84 лет, без инфаркта. А когда он мне предложил стать совладельцем участка, я отказался, ссылаясь, что далеко живу. Так у него появилось 5 соток и много забот, которые отвлекли от прежних вредных для здоровья занятий.

Землю дали далеко от его дома: надо дойти с один километр до автобуса, ехать 40 минут и около двух километров идти лесом и полем к участку, который он, шутя, называл «фазендой». И он решил купить мотоцикл.

Шутил: «Отпущу бороду, буду ехать, а борода развивается». Мотоцикл купил в военторге войсковой части, где служил младший сын, но ездить не смог, так как один глаз был слепым от глаукомы. Добился места под гараж в двух километрах от дома и стал его строить. Тогда кирпич, балки и уголки из железа, ворота покупать приходилось с большим трудом. Часть кирпича отец добывал, выламывая из брошенных зданий и заборов. В гараж он сумел заказать металлический контейнер с люком, который называл «кессон». Опустил в вырытый котлован, сделав его погребом, с полками, куда опускал лестницу. Сверху было утепление от морозов.

По примерной оценке за свою «нелегальную» деятельность отец с семьей изготовил более 2 тысяч пар валенок, обеспечил себя и родных шестью дубленками и двумя кожаными пальто из шкурок собственной выделки. Средства от продажи валенок позволили ему поддерживать бюджет семьи, несколько раз съездить самому и с мамой в санатории, помочь мне учиться в институте и сыграть студенческую свадьбу в 1961 году с регистрацией в Дворце бракосочетания на улице Грибоедова в Москве на третий день после его открытия. На эти средства и мой брат – курсант военного училища, справил свадьбу. И в дальнейшем отец помогал нам нести тяготы быта тех сложных времен практически до своих последних дней».
Tags: воспоминания, дед Саша, родители
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 77 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →