chugaylo (chugaylo) wrote,
chugaylo
chugaylo

Category:

Собачье сердце

Перечитал, чтобы обновить впечатления. Обновил. Оказалось, что это абсолютный шедевр. Из тех произведений, о которых у Булгакова в другом месте сказано: «Рукописи не горят». Каждое слово здесь будто взято готовым из книги, созданной за пределами видимого мира и существовавшей всегда.

Второе. Я пребывал в долговременном заблуждении, вызванном собственной невнимательностью и забывчивостью. Оказалось, что Шариков вылупился из Шарика совершенно случайно, по ошибке, как неожиданный побочный продукт исследования гипофиза для целей омоложения. Если поддаться соблазну и увидеть в этой ошибке нечто большое, то можно сказать, что и вся советская действительность – лишь жуткий побочный продукт мысленного эксперимента Маркса по осчастливливанию человечества.

Третье. Булгаков даёт «объективную» картину, нельзя сказать, что проф. Преображенский у него в любимчиках, а Шариков нет. Вот некоторые фразы, которыми он характеризует Филиппа Филипповича во время операции: «сипение вырвалось из его носа, зубы открылись до десен», «зверски оглянулся», «злобно заревел», «лицо у него при этом стало, как у вдохновенного разбойника», «отвалился окончательно, как сытый вампир». Булгаков ясно дает понять, что эта операция безнравственна – потому что шансов выжить у Шарика практически не было, это понимали все.

Четвертое. Швондер (если отбросить личные счеты) – отнюдь не враг профессора. Преображенскому, собственно, всё равно, кто у власти, лишь бы давали ему работать, не отключали электричество и тепло, не воровали галоши из парадного. Он расходится с председателем домкома исключительно во взглядах на то, как следует управлять народом. Требование Филиппа Филипповича – «Учиться и стараться стать хоть сколько-нибудь приемлемым членом социального общества», а до тех пор – «Городовой! Это и только это. И совершенно неважно, будет ли он с бляхой или же в красном кепи».

Пятое. Формально оптимистичный, но по сути совершенно безысходный финал. Человек вступил в полосу, когда эксперименты над ним остановить уже невозможно.
«Пес видел страшные дела. Руки в скользких перчатках важный человек погружал в сосуд, доставал мозги. Упорный человек, настойчивый, все чего-то добивался в них, резал, рассматривал, щурился и пел:
– «К берегам священным Нила…»
Tags: Булгаков, книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments