chugaylo (chugaylo) wrote,
chugaylo
chugaylo

Лампочки

– Куда идём? – спросил герцог, поправляя модную шляпу со страусиновым пером.

– Да так, свежим воздухом подышать, – Король неопределенно махнул рукой.

Как всегда в таких случаях его подбородок украшала накладная бородка. Нельзя сказать, чтобы она меняла облик монарха до неузнаваемости, но зато делала похожим на сотни других шевалье с благородным клинышком под нижней губой.

– Но почему обязательно ночью? – недовольно проговорил герцог.

– Тебе разве не говорили, что ночью самый свежий воздух?

– Говорили. Но мне также доводилось слышать, Ваше Величество, причем от самых авторитетных в этой области специалистов, что ночь – это лучшее время для здорового сна.

– Хватит ныть. Доверься своему королю. Знаешь, что завещал мне отец, оставляя дела? Анри, сказал мне отец, главное в управлении государством – это умение считать лампочки.

– Какие лампочки? - искренне удивился герцог.

– Вот и я спросил то же самое. А отец ответил: «Лампочки, которые горят по ночам в окошках». В каких окошках? – легкомысленно вопрошал я, не успевая за ходом его мудрой мысли. «В окошках твоих подданных, тупица!» – зарычал старый король и метнул в меня державу. В прямом и переносном смысле…

– Да, мой друг Горацио, мы идем считать горящие лампочки, – продолжил Анри и показал округлым жестом на дома вокруг рыночной площади, по которой они в настоящее время проходили. – Если их будет много, значит, подданные мои не спят, они не устали за день и завтра спозаранку им не нужно бежать к станку, лопате или… я не знаю… какому-нибудь коровьему вымени, а безделье народа – худший враг его правителя, любил повторять мне отец.

– Выходит нужно, чтобы лампочек было мало? – угадал герцог.

– О, если бы все было так просто!.. Мало – тоже плохо. Получается, что люди так умаялись за день, отстояв у станка с лопатой или… ну…

– У коровьего вымени, – подсказал герцог.

– Ну да, в общем, это значит – у них не осталось сил даже до выключателя дотянуться. Вряд ли они будут довольны королем, который устроил им такую беспросветную лямочную жизнь.

– Лямпочную?

– Да нет – лямочную! От выражения – тянуть лямку, гнуть спину, мылить шею…

– Ну, хорошо, – сказал Горацио, – мы прошли уже три квартала, лампочки нам кое-где попадались, но сколько их было – мало или много?

– Надеюсь, что в самый раз, – неуверенно проговорил Анри.

Они остановились возле дома с занавешенными окнами. Лишь узкая полоска света, пробивавшаяся сквозь щель между портьерами, неопровержимо указывала на то, что хозяева не спят.

– А что, это не важно, чем они там занимаются – под горящими лампочками? – спросил герцог. – Вот этот домик, например, кажется мне подозрительным. Будь я честным человеком, я бы не стал скрывать от прохожих свет своих люстр и бра. Не плетутся ли здесь коварные заговоры против вас, Ваше Величество, не вынашиваются ли противные природе планы?

– А это мы сейчас выясним, – Король решительно шагнул к массивной двери. Он взялся за металлическое кольцо и гулко постучал.

– Кто там? – послышался из-за двери женский голос.

– Странники в ночи, – отозвался Анри, брякнув первое, что пришло в голову.

– Входите, – предложила женщина, впуская короля и его спутника в большую прихожую.

* * *

Хозяйка оказалась женщиной величественной – высокая, с гордой осанкой, пышной прической, одетая в длинное темно-вишневого цвета платье, правой рукой она опиралась на трость.

– Будьте добры, поставьте ваши шпаги сюда, – вишнёвая ткнула тростью в угол, где уже громоздился не один десяток образцов холодного оружия. – Во избежание недоразумений.

Анри переглянулся с герцогом. Они одновременно пожали плечами и исполнили просьбу домоправительницы.

– Что вы предпочитаете: карты, рулетку, кости?

– Когда как, – оживленно отозвался Горацио. – Если путешествуем по неизвестной местности, то карты, если подыскиваем место для строительства нового дворца – рулетку, а про кости не скажу, люблю, чтобы в поданном мне блюде их было поменьше.

Женщина пристально посмотрела на герцога, казалось, она что-то силится, но пока не может понять.

– А сейчас что вы делаете – путешествуете или место для дворца ищете?

– Лампочки считаем, – Горацио поднял голову, указывая на висящую над ним люстру.

– Да? – женщина подозрительно сузила глаза. – А что разве ввели новый налог – на лампочки? Кто вы вообще такие? Гоша! – громко, не оборачиваясь, выкрикнула она, раздался увесистый стук трости об пол.

Одна из четырех дверей, выходивших в прихожую – крайняя слева, – открылась, и из неё выступил гориллоподобный громила с недобрым взглядом из-под вздутых надбровных дуг. Ему пришлось пригнуть голову, чтобы вписаться в дверной проём.

– Отправить их в поднебесную, мадам? – меланхолическим басом поинтересовался громила, который, видимо, и был вызываемым Гошей.

– Секундочку, пусть сначала эти «ночные странники» скажут, откуда они узнали пароль. – При этих словах хозяйка снова треснула тростью – на этот раз в сантиметре от носка королевского сапога.

– Какой пароль? Постойте, это недоразумение, вы неправильно нас поняли, – тоном записного миротворца проговорил Анри. Лицо его расплылось в дружелюбнейшей улыбке, руки разошлись в стороны изящным, всё проясняющим жестом.

– Видите ли! Мой друг – поэт, он привык выражаться образно. Когда он говорит о лампочках, он всегда имеет в виду совершенно иное. Ха-ха, как с ним трудно бывает, вы не поверите!.. Вот и сейчас он всего лишь хотел сказать, что любая золотая монета светится, как лампочка… Не могли бы вы оказать нам честь и проводить туда, где маленькие золотые кружочки радуют не только своим светом, но и звоном?

– Так вы поэты, говорите? – недоверчиво проговорила мадам.

– Только он, только он, – король показал открытой ладонью на Горацио. Выданный с ног до головы герцог пожал плечами, словно говоря – отпираться бессмысленно.

– А у поэтов кроме странных образов, – тростедробительница кивнула в сторону люстры, – что-то еще за душой водится?

– Конечно, мадам, хорошие поэты хорошо зарабатывают.

Король извлек из кармана кошелек, туго набитый монетами. Горацио поспешил продемонстрировать свой.

– Ну, хорошо, пройдемте господа! Гоша, отбой!

– А может лучше в поднебесную? – на всякий случай перепросил громила, но не дождался ответа. Немного потоптавшись на месте, он ретировался к себе.

Анри и его спутник тем временем оказались в крайней правой комнате. Огромный, разлинованный на разноцветные квадраты стол занимал весь центр комнаты. Во главе его стоял тщедушного вида старичок, а по сторонам располагалось больше десятка разношерстно одетых мужчин. Перед старичком крутилась блестящая вертушка и задорно скакал металлический шарик.

– Так вот какую рулетку она имела в виду! – воскликнул самозваный поэт, и они с Анри присоединились к играющим.

* * *

Когда часа через три король и его спутник покинули заведение, карманы их уже ничто не отягощало. Некоторое время проигравшиеся хранили молчание, потом герцог обиженным голосом проговорил:

– На месте нашего короля, многоуважаемый Анри, я бы послал сюда обер-полицмейстера, чтобы он прикрыл этот притон и вернул наши денежки.

– Это можно было бы квалифицировать как использование служебного положения в личных целях. Король не должен подавать недостойный пример своим подданным. Придется подождать, пока один из них не донесет в полицию о данном безобразии.

– Ваше Величество, а давайте это сделаю я! Немедленно!

– Нет, мой друг, мы поступим иначе. Помнишь, в прошлом году я подписал указ, согласно которому все казино, игровые салоны, «однорукие бандиты» были изгнаны из столицы, а для любителей подобных развлечений отведена Гнилая пустошь на Замрайских болотах?

– Очень мудрое и своевременное решение, мон шер! – с готовностью откликнулся Горацио.

– Я тоже так думал. До сегодняшней ночи. Но теперь вижу, что мы слегка погорячились. Видимо, не все в нашем королевстве готовы отправиться на Замрайские болота проигрывать свои дублоны и пиастры. А запретив делать это в столице, мы фактически подталкиваем наш народ к незаконному предпринимательству!

– Ваша логика, как всегда безупречна, мой король!

– Предлагаю поступить следующим образом. Пошлём к хозяйке этого заведения обер-полицмейстера…

– А я что говорил!

– И пусть она выбирает: или закрывает свой притон и платит штраф…

– В размере проигранных нами сумм!

– Или берет лицензию и устраивает казино на законных основаниях, но под контролем официальных лиц!

– Гениально, Ваше Величество! Каждой лампочке – свой выключатель, к каждому выключателю – нашего человека!
Tags: лампочки, рассказ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments