Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Иголки

Солнечный день в середине февраля

Какой же день необычайный,
соскучилось по людям солнце
и улыбается отчаянно,
пленившись ролью счастьетворца,

и наконец-то, наконец-то
приходится на солнце щуриться,
ведь невозможно не погреться
в лучах, заполонивших улицу,

от этой щедрости невиданной
шарфы теряются и шапки
и воздух, будущим пропитанный,
уносит хмурости остатки,

и лишь сугробы смотрят сумрачно
и, с каждым часом оседая,
о жизни думают: как буднично
она под солнцем утекает.
Иголки

Три классические комедии

«Таланты и поклонники», А.Островский в театре им. Маяковского
История начинающей талантливой актрисы, разрывающейся между неодолимой страстью к лицедейству и группой поклонников. Россыпь любимых актеров (Немоляева, Филиппов, Костолевский, Ардова), интересное сценическое решение – актеры постоянно играют с проворачивающейся круговой дорожкой, то уезжая, то приезжая, то отправляя соперника путешествовать на ней. Но не проняло, не почувствовал я театрального разряда в этом спектакле, драйва, живости, за которым идешь в театр. Может быть, это был не мой день.

«Суббота, воскресенье, понедельник», Э. де Филиппо в театре им Вахтангова
Три дня из жизни большой неаполитанской семьи, отягченной еще и соседями, кризис семейных отношений, благополучно (всё-таки комедия!) разрешающийся в понедельник. Тоже россыпь – Князев, Купченко, молодые таланты – Эльдар Трамов, Полина Чернышова (известная своей яркой ролью Аксиньи в новом киновоплощении «Тихого Дона») в постановке итальянской команды во главе с худруком Театра Стабиле ди Наполи Лукой де Фуско. Collapse )





Не могу не сказать про Сергея Юрского. Несколько лет назад мы видели его в театре Моссовета, где он играл Фому Опискина, играл прекрасно, перевернув мое представление об этом персонаже (которого по прочтении повести Достоевского я считал абсолютно отрицательным). Его невероятный Остап, начитанный с необычайной выразительностью «Евгений Онегин», совсем недавно вышла замечательная книга его рассказов-воспоминаний.
Ужасно жаль.
Иголки

Субботним днем

На улице рекордный снегопад,
я был один, мне дома не сиделось,
душа культурных жаждала услад,
и на примете кое-что имелось.

Я долго наблюдал в окно за буйством природы в прошлую субботу, наконец не выдержал, вышел на улицу, пропустить этот снежный конец света было нельзя. Действительность превзошла ожидания, ветер, летящие в лицо крупнокалиберные снежные заряды, метель поднимала сугробы на глазах. Стало тревожно за ребят, которым сейчас чистить площадку. Представил, как они гребут лопатами, а за их спинами снег ложится еще гуще, чем был. Они разворачиваются и идут машущей цепью в обратную сторону – и так, пока не стемнеет.
Увидеть эту печальную картину мне не пришлось, я шел не на волейбол, а в нашу Collapse )
Иголки

Свищите флейты-пикколо вослед моим каниккуло

Каникулы прошли еще не под знаком свиньи, а пока собаки. Как попала она под мою опеку (Грейс думает – я под её) 2 января, так и осталась на время питерского вояжа дочери.

Ненаглядная же моя съездила в Винницу к маме, обошлось без приключений, граница пересеклась гладко в обоих направлениях. Тревожит отсутствие пассажиров, обратно ехала в девятом вагоне вместо шестого, который сняли с маршрута, но и в девятом кроме неё ехал еще только один попутчик и тот иностранец, ни к Украине, ни к России отношения не имевший. Так скоро поезда поотменяют.
Пользуясь благорасположением собачки, посетили Сокольники. Короткий репортаж.

На коньки поменявшие ролики,
Collapse )
Иголки

Шендерович и Быков на чтецком фестивале «Вслух» в Гоголь-центре


В программе была заявлена Ингеборга Дапкунайте, но это оказалось уловкой, чтобы дать возможность почитать любимые стихи "невыступному" Виктору Шендеровичу. "Если бы мы заранее объявили Шендеровича, то этот зал сейчас был бы закрыт на ремонт", - "пошутил" Быков.

Шендерович сегодня наверное самый яростный критик режима, но в этот вечер он лишь вначале высказался по поводу процесса "Седьмой студии" Кирилла Серебренникова, а дальше была только литература. Читаны были собственные его - Шендеровича - эссе, стихи Самойлова, Левитанского, Окуджавы, Володина, Бродского, Маяковского и других, попутно он рассказывал о своих отношениях с театром и чтением. Потом подключился Быков, устроивший игру с залом - угадай автора, отрывок из "Горе от ума" они исполнили на два голоса.

Зал был полон, много молодежи, стихи узнавали. Было хорошо. Хотя надо сказать, что ни Шендерович, ни Быков - не чтецы в актерском смысле, они просто произносят текст - более или менее эмоционально и интонировано, "художественным" это чтение назвать вряд ли можно, но концертного исполнения в данном случае никто и не ждал.
Иголки

Коротко о книгах (Хлевнюк, Белоиван, Скульская, Венедиктов, Сальников, Рубина, Варгафтик)

1. «Сталин. Биография одного вождя» Олег Хлевнюк
Очень информативная книга близкого мне по взглядам на историю автора. Хотя тема такая, что и 450 страниц для неё маловато. Хлевнюк пытается найти (и находит) рациональное объяснение (не оправдание) сталинским решениям. Например, репрессии 37-38 годов были (как он считает) инициированы вождем в связи с подготовкой к приближающейся войне, дабы разгромить потенциальную «пятую колонну» (хотя, на мой взгляд, репрессии случились бы в любом случае как необходимый инструмент укрепления единомыслия).
Collapse )
Иголки

Прочитанное в этом году – 2 («ИЛ», Бакман, Быков)

1. Журнал «Иностранная литература» №11 за 2017 год
За этим номером я в прошлом году специально поехал на книжную ярмарку нонфикшн, ноябрь 17-го года – 100 лет революции, весь номер – воспоминания иностранцев, очевидцев тех уже легендарных событий, яркая картина, увиденная, что называется, независимым глазом. Авторы: американка (жена атташе американского посольства в Петрограде), шведы, швейцарец (оказавшийся в ноябре 1917 года в Москве), поляк (офицер царской армии, соратник Савинкова, подвизавшийся в 1918 году в Киеве в роли тройного агента будучи одновременно организатором Белого движения, участником антигерманского подполья и членом польской военной организации, созданной Пилсудским), немец (бывший немецкий военнопленный, сумевший бежать из лагеря под Читой и вернуться в Германию), чех.

Самая интересная, на мой взгляд, публикация - воспоминания танцора фламенко и танго Хуана Мартинеса, записанные с его слов в Париже испанским писателем Мануэлем Чавесом Ногалесом.
Одиссея Мартинеса беспримерна. Со своей женой и партнершей Соле он прямиком из «Мулен Ружа» (ниже - майская фотография прошлого же года со второго этажа обзорного автобуса)

отправляется танцевать фламенко в Турцию. Через месяц начинается Первая мировая война. В Константинополе с приходом туда немцев Мартинес попадает под подозрение в шпионаже в пользу Франции, и они бегут в нейтральную Румынию, но та тоже вступает в войну.

Collapse )
Иголки

Дневник читателя

1. «Таис Афинская» Иван Ефремов
Яркая книга известного советского писателя «о временах простых и грубых» Александра Македонского. Главная героиня – знаменитая афинская гетера, ставшая впоследствии царицей Египта (жена Птолемея). Чтение увлекательное, но требует некоторых усилий, необыкновенные приключения главной героини, её служанок, подруг и возлюбленных перемежаются описаниями, интеллектуальными беседами об искусстве, философии, религии.
«Знаете ли вы, … что такое гетера высшего круга в самом высоком городе искусств и поэзии во всей Ойкумене? Образованнейшая из образованных, искуснейшая танцовщица, чтица, вдохновительница художников и поэтов, с неотразимым обаянием женственной прелести…»
Знаменитый Аристотель здесь выведен довольно неприятным высокомерным стариком, в заблуждениях Александра относительно достижимости границ Ойкумены Ефремов тоже винит афинского философа, в том смысле, что не будь Аристотель так самоуверен в своем «знании» географии, глядишь, Александр и не пошел бы в Индию, ограничившись покорением Персии и Египта. Ну, или выбрал бы иной – морской – путь.
Collapse )
Иголки

Я буду притворяться мудрым

Еще один стишок подоспел к пятнице.

Я буду притворяться мудрым,
всезнающим, слегка уставшим,
с улыбкой просыпаться утром,
как будто утра нету краше,

тоску невольничью забуду,
которая сквозь день сочится,
а буду ждать всечасно чуда,
которое вот-вот случится,

и так легко, без принужденья
и выясненья отношений -
в плену игры воображенья
и наилучших побуждений.

Записал и чувствую, что где-то слышал нечто подобное. Потом вспомнил:
"Я научилась просто, мудро жить..."

Но последним я, конечно, похвастаться пока не могу.