Category: кино

Иголки

Три выставки, «Спасская Башня» и «Однажды… в Голливуде»

Последняя неделя отпуска получилась разнообразной на впечатления. Вот несколько из них.
1. Выставка Жауме Пленсы в Московском музее современного искусства на Петровке 25 (работает до 22 сентября).
После Барселоны грех было не посмотреть работы барселонского же художника и скульптора Жауме Пленсы. Как пишут в аннотациях, его работы можно видеть в разных города и весях, он весьма изобретателен в своих скульптурных приемах.
Например, любимые Пленсой вытянутые женские головы с закрытыми глазами, создающие у смотрящего странное ощущение обмана зрения, которому хочется эти головы привести в привычные рамки. Композиция называется «Безмолвие».

Выставка хороша тем, что отдельные экспонаты можно трогать, Collapse )
Иголки

Вольный пересказ

Говорю коллеге, что по ТВ идет новая версия «Тихого Дона» (показ завершился в прошедший четверг), мне нравится. Коллега – девушка, 10 лет назад закончившая школу, откликается:

- О! У меня с «Тихим Доном» интересная история вышла! Начала я его читать по школьной программе, страниц 70 осилила, а дальше не смогла. Вроде бы интересно, но таким языком написано… старославянским, что, ну, невозможно.
А подруга моя, наоборот, так увлеклась, что весь роман буквально проглотила и потом мне его пересказала. А надо же сочинение писать по пройденному произведению. Тема, помню, была – какой вы видите дальнейшую судьбу Григория Мелехова. И что вы думаете? Моё сочинение оказалось лучшим в классе, учительница меня в пример приводила.
Девчонки ржали – они-то знали, что я не читала. Я сейчас из него только и помню, что Григория Мелехова и сифилис…

По каким-то непонятным причинам первый, советский фильм по «Тихому Дону» я не видел, поэтому сравнивать мне было не с чем, восприятие было чистым и, скажу, что сериал Сергея Урсуляка, на мой взгляд, прекрасен. В первую очередь, актерские работы – Ткачука, сыгравшего Григория, Маковецкого – старший Мелехов, и многих других, музыка, звучащая в фильме, трогающая душу теплота, с которой сняты многие сцены, невероятно выразительный язык, которым говорят герои.

Конечно, фильм не идеален, но он заставляет сочувствовать героям, а это, по-моему, самое главное.

В тайне лелею мечту, что Урсуляк в следующий раз обратится к какой-нибудь более оптимистической теме, фильмы у него получаются прекрасные, но очень уж тяжелые.
Иголки

«Интимные места», режиссеры Н.Меркулова, А.Чупов

Фильм неизвестных мне режиссеров Натальи Меркуловой и Алексея Чупова оказался очень крепким, каждая сцена плотно встроена в сюжетную линию и более того – запоминается. Последовательно, не отвлекаясь на постороннее, режиссер высвечивает на экране несколько пересекающихся историй влияния сексуального на человека, на его поведение, отношения с людьми, психическое здоровье наконец. Кадры, один занимательнее другого, сменяют друг друга, не давая зрителю рассеять своё внимание.

Жанр я бы определил – сексопатологическая трагикомедия, сюжет закольцован, смысл первой сцены открывается только в самом конце, а невероятный (в хорошем смысле) финал заслуживает отдельного разговора.

Те самые интимные места сняты, на мой взгляд, очень бережно – как-нибудь издалека, а если что-то происходит, а в фильме это происходит нередко, то нам показывают только лица, или в темноте, или одна предварительная часть, или уже сонное послесловие. Но тем, кто обнаженное тело на экране считает моветоном, смотреть, конечно, не стоит.

Незадачливые герои пытаются решить свои сексуальные проблемы, но зритель понимает – они не там ищут, главная причина их маяты в том, что они не любят, не любят в высоком смысле этого слова. По крайней мере, зритель в моем лице именно так понял основной посыл этого фильма, хотя, может быть, я его только придумал, но посмотрел с большим удовольствием.

У фильма было 4-е номинации на «Нику», но ни одной он не получил, особенно жаль, что за лучшую женскую роль не досталось приза Юлии Ауг, её персонаж вышел просто незабываемым.
Иголки

Как мы встретились (часть 2)

Начало здесь


Как выяснилось много позже, она спокойно загорала себе на пляже, подставляя солнцу то переднюю часть юного тела, то ей обратную, и, естественно, не собиралась никуда «почти бежать». Все решил один взгляд, невзначай брошенный на пирс. Он не мог обойти стороной одинокую фигуру в линялой футболке, потертых джинсах, притянутых за резиночку очках, с рюкзаком у ног, чего-то ожидающую, на что-то еще надеющуюся.

Через пять минут Светлана снова подняла глаза на пирс. Фигура по-прежнему стояла там живым олицетворением немого упрека и покорности судьбе одновременно.

Спустя десять минут немой упрек маячил на том же месте, постепенно приобретая очертания горького укора и невысказанной обиды. А катерок уже посвистывал…

Collapse )