Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Иголки

Контрасты карантина

Наблюдения прошлой недели, сейчас только из окна.

* * *
На одном берегу Яузы вдоль цоколя многоэтажки безмолвная длинная на несколько часов очередь человек в 20 – все в масках, разреженная на дистанцию случайного кашля, тянется к дверям лаборатории платных анализов, а перейдешь реку – буквально в 100 метрах от масок плотоядно возбужденная, сплоченно галдящая группа в таком же примерно количестве страждущих шашлыка вокруг дымящегося мангала.

Самоизоляция против коллективного иммунитета. Чья возьмет.

* * *
Шел по набережной… навстречу рассекает независимой походкой большой бесхозный пёс, свернул налево к реке… мне прямо, о псе, конечно, уже не думаю, Collapse )
Иголки

Чудо долобене

Вы слышали о долобене? Это такая мазь для суставов. Мне её выписали с наилучшими рекомендациями, когда я пришел в поликлинику со своим подозрительным коленом.
- Только… у неё есть одна неприятная особенность, - сказал врач, - специфический запах.
- Это пустяки, - заверил я от лица колена. – Я вообще не чувствую запахов. И даже не помню, чтобы когда-то их чувствовал.
- Вот и хорошо! Значит, никаких препятствий к применению нет.

Нет, подтвердил я, хотя они были, Collapse )
Иголки

Как это было ровно 55 лет тому

Когда вы будете читать эти строки, мне уже стукнет…

«О моём появлении на свет мир был оповещен одним весенним утром 1962 года. Оповещен мною же с привлечением полного набора доступных мне на тот момент средств. Как гласит семейное предание, все наличествующие нянечки, акушерки, заведующие отделениями и их заместители, включая главврача роддома, сбежались посмотреть на чудо-младенца, орущего таким басом, словно он явился на просмотр в труппу Большого театра, а то и Ля Скала, ожидавшегося с гастролями в Москве. Заметьте – без всякой предварительной подготовки!

Потом, правда, восторги поутихли, когда от моих навязчивых вокальных экзерсисов стали просыпаться новорожденные обоего пола в нашей и смежных палатах, и моё сольное выступление превращалось в слаженный хор мало понимающих в нотной грамоте, зато не жалеющих себя глоток. Главврач называл его чадским. Чадский хор.

К маме же моей он подходил персонально. «Извините, вашего мужа случайно не Дормидонтом зовут?» – «Нет, – отвечала ошарашенная мама, – а почему вы спрашиваете?» – «В этом случае я бы посоветовал назвать вашего иерихонского трубача, – кивнул главный в мою запеленованную сторону, – Максимом – по имени великого русского баса Максима Дормидонтовича Михайлова. Впрочем, Федор тоже подойдет». Так впервые встал вопрос моего имени, в ту пору меня мало волновавший, как и всё остальное, не связанное с маминой грудью.

Из роддома папа забирал меня триумфально, поскольку я оказался не только голосистым, но и единственным в своем роде, то есть единственным мальчиком в палате у мамы, чьему счастью завидовали все её недолгие подруги по вскармливанию и пеленанию».

Из ненаписанной книги воспоминаний
Иголки

Обозревая отчетный период

Прошлый год получился нервным неровным. Начался-то как обычно, посты зиждились в основном на театральных, книжных или журнальных (из категории научпопа) впечатлениях.
Пытался хотя и нерегулярно фиксировать яркие события за прошедшую неделю, как, например, 4 февраля, когда речь шла о впервые мной испробованном черном рисе и посетившем после того озарении в виде идеи обновления, коротко говоря, мысли о том, что новую жизнь можно начинать хоть каждый день и даже чаще, если чувствуешь смутное недовольство собой.
http://chugaylo.livejournal.com/381014.html

Не удержался и сфотографировал павильонный погром, устроенный Собяниным в феврале.
http://chugaylo.livejournal.com/381537.html

Был пост о пикете за свободу Ильдара Дадина,
http://chugaylo.livejournal.com/382367.html
в настоящее время исчезнувшего в недрах ФСИН, дикая история, которая в иной стране могла бы привести к отставке правительства.

Но с середины марта меня стала всё больше занимать Collapse )
Иголки

Что есть остеопатия?

Здоровый человек ограничен в своих интересах. Знай себе занимается привычными делами, ловит минуты удовольствия отточенными годами способами, круг его забот может быть широк, но всегда предсказуем. Всё волшебным образом меняется, стоит человеку заболеть. Его начинают интересовать вещи совершенно неожиданные, которых ранее он просто сторонился, а если и попадались они ему на глаза, то твердый взгляд его скользил мимо и терялся за углом в приятном будущем.

Так и я, повредив плечо и перекочевав благодаря этому внезапному обстоятельству непреодолимой силы из первой – однообразной (все здоровые люди похожи друг на друга) – категории во вторую, записался на прием к остеопату. Женщина, говорившая со мной по телефону, сразу указала на распространенную ошибку:
- Остеопат – это не костоправ! Ничего вправлять, дергать, мять, выворачивать он не будет, так что не переживайте за свое порванное сухожилие.

Не переживать мне было трудно, но проснувшееся любопытство к лечебным воздействиям неясной природы взяло верх. Найти врачебный центр по надиктованной телефонной инструкции оказалось несложно, хотя никакой вывески на подъезде прикреплено не было. Они сидели в обычном офисе, больше похожем на местообитание нотариусов средней руки или риэлторов, чем служителей Асклепия. На стенах в коридоре возле регистрационной конторки, словно ордена на груди какого-нибудь прошлого генерального секретаря коммунистической партии, висели рядами бесчисленные сертификаты, свидетельства, дипломы и подтверждения прохождения обладателем сего всевозможных курсов и практик на родном и иностранных наречиях. Естественно, в рамке и под стеклом. Collapse )
Иголки

Врачебная сумка, неказачья песня, Грейс в огне чувств

Поехал в больницу снимать швы, сижу в предбаннике перед кабинетом своего доктора, рядом еще одна пациентка постарше. К нам входит высокая, стройная, очень красивая, улыбчивая молодая женщина с маленьким мальчиком, моя соседка на диване её узнает:
- Ой, Диана Евгеньевна*, это ваш?
- Мой.
- Как тебя зовут?
Темноволосый мальчик в синей курточке мнется, стесняется.
- Артем, - говорит за него мама.
- Как на Геннадия Сергеевича похож! – воркует тётка.
– Правда?.. У меня неделю назад сильнейшая ангина была, хотела врачу показаться, а его оставит некому.
Наклоняется к сыну:
- Врачебную сумку я дома оставила.
- Надо же, такой маленький, а у него уже врачебная сумка есть! – это уже не тетка, а я вступаю в разговор, для тетки-то как раз врачебная сумка не диво.
- А что вы хотите, у него и папа врач, и мама, и дедушка…
Артем долго смотрит на меня своими большими глазами, словно запоминает.
- Сколько тебе лет?
На этот раз он внятно произносит:
- Семь!
- Так ты уже в школу ходишь?
- Не-ет.
- Скажи, сколько тебе на самом деле, - просит мама-врач, и сама поясняет:
- Два с половиной.
Из кабинета вслед за пациентом выходит папа-врач, здоровается с сыном за руку, потом поворачивается ко мне:
- У вас какой срок?
- Неделя.
- Идите в 172-й кабинет, я спущусь.
Вскоре вслед за мной в тот же коридор спускается Диана Евгеньевна, занимает очередь к ЛОРу. Collapse )
Иголки

С фонариком внутри

- Вам когда-нибудь делали гастроскопию? – поинтересовался врач из-за стола, пока я вешал пиджак на вешалку.
- Да, но очень давно. В возрасте 12 лет примерно, - самоуверенно заявил я.

Через несколько минут мне пришлось взять свои слова обратно на счет 12 лет. Не уверен, во-первых, что в те поры это исследование уже существовало, а, главное, та процедура из прошлого века оказалась совершенно не похожа на нынешнюю – я и заглатывал другую штуковину, и сидел с ней потом куда дольше, чем сейчас, наблюдая, как некая жидкость из недр моего растущего тогда организма, перетекает по трубочке в банки, подставляемые неумолимой медсестрой.

- Аллергии на новокаин нет? – спросила теперешняя медсестра.
- Не знаю, - снова невпопад ответил я, не готовый к такому обилию вопросов, над которыми раньше мне задумываться не приходилось.
- Ну, зубы-то вам лечили когда-нибудь?
Collapse )
Иголки

Сон – лучшее лекарство

Давненько не соблазнялся купить «В мире науке», но тут не устоял, увидев обложку, обещающую сообщить что-то важное о сне. По чести сказать, у меня был тут больше не познавательный, а прикладной интерес. Вспыхнула надежда, что прочитав убедительную (научную!) статью о пользе сна, изменю наконец нездоровый образ жизни, стану ложиться спать пораньше, начну, наконец, высыпаться…

Что сказать? Пока получилось не очень. Пытаюсь, упорно пытаюсь лечь до 12 ночи и иногда даже преуспеваю, но дальше этого «иногда» дело не идет – мешает старая привычка тонуть в вечернем счастье беспечности, дружеского общения в интернете, а когда компьютер погашен – с радиоприемником.

А новые факты, добытые учеными о сне, действительно впечатляют Collapse )
Иголки

«Синдром предков». Анн Анселин Шутценбергер

Читал эту книгу по рекомендации ymtelec, за что ей огромное спасибо.
Автор - француженка, опытный психотерапевт, психодраматист, групповой аналитик, рассказывает о своем методе терапии с помощью составления геносоциограмм и обо всем, что привело её этому методу. Она убеждена, и в книге множество клинических примеров, а также результаты специальных исследований, подтверждающих её гипотезу, что прошлое через наше бессознательное воздействует на нас в течение всей жизни. Причем не только наше собственное прошлое, но прошлое нашей семьи, а иногда и народа, частью которого мы являемся. Механизм передачи такой информации неясен, но он существует. В результате скрытой лояльности семье человек неосознанно стремится к повторению приятного опыта прошлых поколений или к повторению травматических событий и даже смерти или болезням, если они в прошлых поколениях были несправедливы.

Работа по предлагаемому автором методу со сложным названием «трансгенерационная психогенеалогическая контекстуальная терапия» позволяет проследить связи между поколениями, найти уязвимые точки, понять истоки проблемы, вывести их из бессознательной области в осознанную, проговорить и, таким образом, прервать порочный круг повторений, дать человеку шанс зажить собственной, а не навязанной ему собственным бессознательным жизнью.

Много я наговорил, а удовлетворения нет. Collapse )
Иголки

Бабушка Даша. Часть 6. Возвращение в Москву, работа дояркой в Юшино

Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4. Часть 5.
В начале войны моя бабушка Дарья Тихоновна с пятью детьми вместе с Мытищинским заводом эвакуировалась в Саратов, но потом ушла с завода в колхоз. После войны из-за тяжелой болезни она не могла больше работать в деревне и вместе с детьми из Саратовской области перебралась в Москву к старшему сыну Петру.

Мама рассказывала: «Приехали, а жить негде. Все дети по разным углам, у родных и знакомых, а у них у самих повернуться негде. Мне пришлось жить у наших знакомых, с которыми подружились в саратовской деревне, у Корочкиных. Я и их дочка Шура стали как сестры. Она уже скончалась, царствие ей небесное.
Как-то мать сидит на вокзале, чуть не плачет, с ней какая-то женщина разговорилась и подсказала, есть, мол, совхоз в Юшино, в Подольском районе, там им доярки нужны и жилье предоставляют — ехать с Курского вокзала, от станции Гривно недалеко.
Collapse )