Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Иголки

«Самая лёгкая лодка в мире» по повести Юрия Коваля в Черной комнате РАМТа

Черная комната – в самом деле комната, хотя и большая, с рядами ординарных стульев углом, маленьким, под ковром, словно у Мастера в Кашире, только уже не вполне новом, прямоугольником для актеров и тот частично занят вездесущими зрителями, приютившимися на перьевых подушках, всё близко, можно дотронуться до артистов и артистам удобно раздавать сушки (на ковре постоянно что-то едят или пьют), чтобы зрителям не было обидно,

совершенно гениальный шкаф, который вначале кажется обычным платяным, но постепенно раскрывает свою гениальность, превращаясь то в плацкартный вагон, то непосредственно в лодку, о которой идет речь, то еще во что-нибудь прихотливое,

чуть менее гениальный (всё-таки габариты не те), но такой же разнообразный телевизор, работающий собственно по специальности, а также костром под варящимися раками, титрами, когда нужно объявить кулинарную минутку Орлова, и т.п.,Collapse )


и после этого невероятного спектакля невозможно было не взять с полки самоё повесть Юрия Коваля и еще раз её перечитать, погрузиться в поток чистейшего, родникового удовольствия, чего всем могу только желать, желать и желать!
Иголки

Субботним днем

На улице рекордный снегопад,
я был один, мне дома не сиделось,
душа культурных жаждала услад,
и на примете кое-что имелось.

Я долго наблюдал в окно за буйством природы в прошлую субботу, наконец не выдержал, вышел на улицу, пропустить этот снежный конец света было нельзя. Действительность превзошла ожидания, ветер, летящие в лицо крупнокалиберные снежные заряды, метель поднимала сугробы на глазах. Стало тревожно за ребят, которым сейчас чистить площадку. Представил, как они гребут лопатами, а за их спинами снег ложится еще гуще, чем был. Они разворачиваются и идут машущей цепью в обратную сторону – и так, пока не стемнеет.
Увидеть эту печальную картину мне не пришлось, я шел не на волейбол, а в нашу Collapse )
Иголки

Культурный марафон - 1

1. «Декамерон. Любовь во время чумы» в театре «Et cetera» в постановке Александра Морфова
Единственная претензия – что его поставили на 31 декабря, многие настраивались на праздничный вечер, а получили по мозгам. Совершенно зубодробительный спектакль, переворачивающий душу, заставляющий увидеть в героях, бездумно прожигающих жизнь, самого себя, бьющий по нервам, вырывающий из потока мыслей и поворачивающий к главному вопросу – зачем ты живешь, разоблачающий навязываемые нам якобы правильные представления о жизни – «мужчина должен быть мужчиной»! И это был еще только предпремьерный показ.
Но не для слабонервных! Есть, например, сцена, где «освежевывают» ягненка, макет, конечно, но всё равно впечатляет: кровь, вырванные внутренности, люди вставали прямо во время действия и уходили, остальные сидели в недоумении, а мне хотелось после окончания спектакля обнять всех его создателей. Давно не видел такого мощного театрального события.
Из актеров назову Анну Дианову в роли Франчески и Евгения Токарева (Франческо), а также Глеба Данилова, игравшего заболевшего чумой мальчика с мышкой.
А это световое объявление перед станцией метро "Чистые пруды".

Collapse )
Иголки

Культурные впечатления весны-лета

Решил собрать в этом посте впечатления от театров и концертов, виденных за последние 4 месяца - возможно, кому-то пригодится в процессе выбора - куда сходить.

1. Концерт "Вивальди-оркестра" под названием "Грезы любви". Два отделения оркестровой музыки и вокала (вокалист - единственный мужчина в коллективе Светланы Безродной), где исполнялись популярные композиции начала-середины прошлого века, песни (немного в нос, как требует жанр), звучавшие тогда в исполнении Вадима Козина, Петра Лещенко и других теперь уже легендарных певцов.
Очень живо, каждая композиция - отдельный маленький спектакль, впечатления были самые положительные.
Collapse )
Иголки

Как это было ровно 55 лет тому

Когда вы будете читать эти строки, мне уже стукнет…

«О моём появлении на свет мир был оповещен одним весенним утром 1962 года. Оповещен мною же с привлечением полного набора доступных мне на тот момент средств. Как гласит семейное предание, все наличествующие нянечки, акушерки, заведующие отделениями и их заместители, включая главврача роддома, сбежались посмотреть на чудо-младенца, орущего таким басом, словно он явился на просмотр в труппу Большого театра, а то и Ля Скала, ожидавшегося с гастролями в Москве. Заметьте – без всякой предварительной подготовки!

Потом, правда, восторги поутихли, когда от моих навязчивых вокальных экзерсисов стали просыпаться новорожденные обоего пола в нашей и смежных палатах, и моё сольное выступление превращалось в слаженный хор мало понимающих в нотной грамоте, зато не жалеющих себя глоток. Главврач называл его чадским. Чадский хор.

К маме же моей он подходил персонально. «Извините, вашего мужа случайно не Дормидонтом зовут?» – «Нет, – отвечала ошарашенная мама, – а почему вы спрашиваете?» – «В этом случае я бы посоветовал назвать вашего иерихонского трубача, – кивнул главный в мою запеленованную сторону, – Максимом – по имени великого русского баса Максима Дормидонтовича Михайлова. Впрочем, Федор тоже подойдет». Так впервые встал вопрос моего имени, в ту пору меня мало волновавший, как и всё остальное, не связанное с маминой грудью.

Из роддома папа забирал меня триумфально, поскольку я оказался не только голосистым, но и единственным в своем роде, то есть единственным мальчиком в палате у мамы, чьему счастью завидовали все её недолгие подруги по вскармливанию и пеленанию».

Из ненаписанной книги воспоминаний
Иголки

Мастера искусств в Мытищах

Мастера художественного чтения и хорового пения в данном случае. Не устаем радоваться близости Мытищ к культурным центрам, подтверждением чему, чего и иже с ними стал приезд в наш театр ФЭСТ Александра Филиппенко, а следом – в ДК «На Яузе» хора Сретенского монастыря.

Неподражаемый Филиппенко, начав с Зощенко, перевел разговор на основные вехи послевоенной нашей истории, перемежая краткие экскурсы в прошлое стихами и рассказами. Вспомнив Бродского и суд над ним по обвинению в тунеядстве, рассказал о недавнем впечатлении:
- Неделю назад выступал в Минске, а там в 5 часов у них была демонстрация, а в 7 они все ко мне на концерт пришли. На этом месте чуть крыша не рухнула от аплодисментов, хотя, клянусь, я не нарочно! Так программа составлена.

У хора Сретенского монастыря появилось два новых солиста – один тенор с приятным мягким тембром, другой бас Вадим Зарипов, запевавший «На сопках Маньчжурии». Вообще басовых красок в их исполнении сильно прибавилось и это дополнительное удовольствие.
В этот раз они почему-то пели с микрофонами, укрепленными у нижней челюсти, звучание от этого стало громче, но теплоты непосредственности поубавилось. Что, конечно, не умаляет невольного восторга, которое испытываешь от причастности к этому удивительному многоголосью. Никон Жила и зал вовлекал в певческий оборот, зал стройно откликался.

На записи солирует не Зарипов, но тоже хорошо.
Иголки

Барды на брегах Яузы и Сукромки

Барды снова выбросились десантом в Мытищах, группа захвата образовалась представительная – Галина Хомчик, Максим Кривошеев, Александр Мирзаян, Дмитрий Богданов, Ирина Сурина, Марат Ким, Леонид Сергеев, Александр Суханов и примкнувший к ним композитор Александр Журбин.
Журбин, кстати, обедни совершенно не испортил, напротив, добавил концерту новых фортепьянных красок, как он сказал «у бардов только 6 струн, а у меня целых 88», и он их задействовал все. Между прочим, одну из своих многочисленных песен он написал (и спел) Collapse )
Иголки

Поющий монах

В Мытищи с концертом приезжал иеромонах Фотий, известный своим успешным участием в телепроекте «Голос» 2015 года. Оказалось, что народная любовь к нему у нас превосходит все мыслимые пределы, мало того, что был аншлаг, так еще цветами завалили: как начали с первой песни, так и несли, несли, нескончаемым потоком, и еще нарядные пакетики дарили с неясным содержимым. Смотреть на это было немного странно, всё же священство объекта поклонения, по идее, должно делать любовь его почитателей более сдержанной на проявления, но мытищинцы рассудили иначе.

Collapse )
Иголки

Концерт оркестра Владимира Федосеева в Московской филармонии

Федосеев, несмотря на почти мафусаиловские лета - в августе 85, был бодр и легок, кажется, неизбежная для такого почтенного возраста склонность к пошатыванию его только смешит.

На этот раз с ним делили лавры меццо-сопрано Агунда Кулаева и тенор Алексей Татаринцев.
Татаринцев всех покорил. Ментально он был сродни губке, впитывающей без остатка любовь публики – лейте еще, изливайте, ликуйте, срывайте чепчики – я ваше счастье! Не поддаться его тенорскому чисто холерическому обаянию было невозможно.

В середине концерта с потолка (а в зале Чайковского они высоченные) плавно, точно танцуя под баюкающую мелодию Пьетро Масканьи из оперы «Сельская честь», Collapse )
Иголки

«Фонограф-джаз» Сергея Жилина в Филармонии

Волею судеб попали на последний концерт сезона в Московской филармонии, тем самым отправив зал Чайковского на летние каникулы, чего и всем желаем!

Концерт оказался джазовым, Collapse )